Бытует такое мнение, что сегодня в экспозициях мировых музеев всего 20% оригиналов, все остальное подделки.

Ведь мало кто знает, что 80% картин и произведений искусства никому не показывают. Они лежат в запасниках и чаще всего их показывают только на специальных выставках посвященных конкретным темам или годовщинам. И даже в такие дни, могут ли зрители невооруженным глазом сказать, подделка это или оригинал, если ее делал такой же мастер, но современный?

А где же оригиналы, спросите вы? Утверждать на 100% мы не будем, но можем предположить. Во все века за произведениями искусства охотились коллекционеры, ценители и образованные богатые люди. Так было в разные эпохи, начиная от ренессанса и до наших дней. В доказательство этому мы предлагаем читателю одну историю, которая случилась с молодым в то время, но сегодня всем известным скульптором эпохи ренессанса — Микеланджело Буанаротти.

Скульптура Микеланджело Буанаротти

***

В свой день рождения он уныло побрел в мастерскую в саду Пополано. Там на рабочем верстаке он неожиданно увидел глыбу белого мрамора. По всей глыбе, рукою его друга Граначчи, угольным карандашом было написано:

«Руби и высекай!».

И он тут же начал рубить. Не сделав ни одного рисунка, не слепив модели в воске или в глине, он стал высекать маленького мальчика — мысль о нем зародилась еще в ту пору, когда он трудился над «Иоанном»: ему хотелось изваять в древнеримском духе пухлого, полного языческих сил, крепкого малыша. Он и не думал, что создаст нечто серьезное, он смотрел на это как на забаву, простое упражнение, желая рассеяться после смутных раздумий об Иоанне. И вот уже мраморная крошка и пыль летела из-под резца, и из глыбы возникал прелестный спящий ребенок лет шести; правую руку он подложил под голову, а ноги привольно раскинул в стороны.

Эта работа заняла у Микеланджело всего несколько недель: он не рассчитывал достичь какого-то совершенства и не собирался продавать «Мальчика». Он изваял его ради удовольствия, словно бы играя, и теперь, когда мрамор был уже отполирован, он хотел вернуть его Граначчи, сопроводив такой надписью: «Вот твоя глыба, только чуть попорченная».

Но Лоренцо Пополано заставил его изменить свои намерения. Увидав готовую статую, он расплылся в радостной улыбке:

— Если бы ты сумел придать мрамору такой вид, будто он долгое время пролежал в земле, то я сбыл бы его в Риме за античного Купидона. Ты можешь это сделать?

— Кажется, могу. Однажды я подделал под старину целую папку рисунков.

— В таком случае ты продашь своего «Мальчика», заполучив гораздо большую сумму. У меня там есть ловкий торговец, Бальдассаре дель Миланезе. Он все нам и промыслит.

Микеланджело видел достаточно греческих и римских статуй, чтобы знать, как должен выглядеть теперь его мрамор. Для пробы он начал дело с тех кусков и обломков, которые остались от работы над «Мальчиком». Он втирал, прямо пальцами, в кристаллы мрамора влажную землю, потом, пройдясь по поверхности наждачной бумагой, еще раз вымазал камень грязью, придав всем его выступам коричневато-ржавый цвет; кистью из жесткой щетины он втирал эту землистую окраску как можно прочнее и глубже.

Уверившись, что все идет хорошо, он принялся за самого «Мальчика» и работал очень старательно, даже с увлечением; мысль об искусной подделке под древность занимала его сейчас не меньше, чем сам процесс ваяния, когда он только создавал статую.

Лоренцо был вполне удовлетворен достигнутым результатом.

— Это убедит кого угодно. Бальдассаре обеспечит тебе хорошую цену. Через несколько дней я отправляю в Рим кое-какие грузы, пошлю туда и твоё изваяние.

Лоренцо все предугадал без ошибки: «Мальчика» купил первый же клиент, к которому Бальдассаре обратился, — кардинал Риарио ди Сан Джордже, внучатый племянник папы Сикста Четвертого. Лоренцо высыпал в руки Микеланджело кучу золотых монет — тридцать флоринов. Однако Микеланджело полагал, что античный Купидон, проданный в Риме, даст ему по крайней мере сотню флоринов. Но даже и полученная сумма вдвое превышала то, на что можно было рассчитывать в самой Флоренции, где, пожалуй, и не нашлось бы ни одного покупателя.

***

Как мы видим из фрагмента жизни Микеланджело, подделки старинных произведений искусства — вещь не новая и изобрели ее не наши современники. Всем известно, что Ротшильды в свою очередь подделывали королевские метрики давая полную власть богатым мира сего, а откуда их богатства всем известно, очень ярко по этому поводу выразился миллиардер и бывший пират Морган — “я могу отчитаться за все свои миллионы кроме первого”.

После второй мировой войны, да и во время нее, фашистская Германия вывозила произведения искусства в третий рейх вагонами, делалось это частным способом. После победы во второй мировой войне Советский Союз и союзники все эти произведения искусств поделили и вывезли из Германии. В процессе перевозки могло произойти что угодно. Картины могли затеряться или наоборот прибавиться.

Сегодня те произведения искусства, которые находятся в запасниках и не видны каждый день обывателю, да и профессионалу подвержены “замене”. А как это делается, мы привели вам исторический пример, который мог, в том числе, стать прототипом современных преступлений мирового характера, и по большей части раскрыты такие притупления никогда не будут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *