Ни для кого уже давно не секрет, что правоохранительные органы Украины крайне неохотно расследуют преступления, совершенные в отношении адвокатов. Что примечательно, некоторые прокуроры в данных случаях часто апеллирует к тому, что «у нас в Украине нет судебной практики по таким категориям дел». Здесь невольно возникает вопрос: а откуда же эта судебная практика возьмется, если дела просто не передаются прокуратурой в суд с обвинительными актами?

Стандартное общение с прокурором, следователем по таким делам обычно напоминает игру под названием «а как это еще нельзя сделать»? Украинские правоохранители что только не придумывают, чего им только «не хватает»: и видеозаписей им мало – подавай еще свидетелей, и свидетелей недостаточно – нужны видеозаписи, и мы не уверенны в составе, и угрозы «не такие». Этот список можно продолжать до бесконечности. И это все им «не хватает» должна сделать за них сторона потерпевшего, то есть – сам адвокат, а наши правоохранители посмотрят, как адвокат за них поработал, какие доказательства принес, оценят это все и возможно все-таки соизволят поставить свою подпись под подозрением правонарушителю.

В этой статье речь пойдет не просто о полном с нашей точки зрения саботаже досудебного расследования по факту систематических угроз адвокату, на этом примере мы хотим показать как в украинской правоохранительной системе работает принцип «как это еще нельзя сделать», когда вопрос касается нарушения профессиональных прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности. Более того, случай, описанный здесь примечателен и тем, что следователь по делу по нашей информации дважды подписывал подозрение и отправлял его на утверждение в Киевскую местную прокуратуру №2 (Дарницкая прокуратура) и дважды получал отказ, а в конечном итоге — жалобу в отношении себя со стороны прокурора за фактически «активное досудебное расследование по делу», которое (уж если откровенно) — сильно «активным» и не назовешь.

Итак, согласно статье 398 Уголовного кодекса Украины угроза убийством, насилием или повреждением имущества относительно защитника или представителя лица, а также относительно его близких родственников в связи с деятельностью, связанной с предоставлением правовой помощи, является уголовно наказуемым деянием.

Угрозы насилием в отношении себя и своих близких адвокат Владимир Литвин получает уже в течение года – с декабря 2018 года. Эти угрозы поступают от противоположной стороны по делу – от гражданина Арутюнова Рубена Оганесовича, в данном деле адвокат Литвин представляет интересы ПАО «Экспериментальный механический завод». Суды между заводом и Арутюновым длятся с 2016 года, и точка в них пока не поставлена, поэтому давать оценки «правоты» той или иной стороны в данном споре мы не собираемся – это вопрос украинских судов.

Сам же Рубен Арутюнов позиционирует себя в общественной жизни как добропорядочный бизнесмен, возможно — это так и есть. Однако, если прочитать его сообщения адвокату Литвину, то с нашей точки зрения начинает сильно пахнуть «бандитским душком», по крайне мере в деловом обороте такие переписки не приняты.

По неофициальной информации из нашего источника в киевской прокуратуре нам стало известно о том, что прокурор по этому делу – процессуальный руководитель Тонасийчук О.Ю. в жалобе на следователя по делу апеллировала к тому, что «следователь подозрительно активно работает по делу, что свидетельствует о том, что что-то здесь «не чисто». То есть, вероятно, по мнению прокуратуры «чисто» — это саботаж досудебного расследования по уголовным делам о нарушениях профессиональных прав адвокатов. Помните? Как это еще нельзя сделать?

Мы обратились к представителю адвоката Литвина в данном уголовном деле, которая дала нам следующий комментарий:

«Я представляю своего коллегу как потерпевшего по этому делу уже год. Не буду вдаваться в подробности, но скажу лишь, что за год работы, процессуальный руководитель по делу прокурор Тонасийчук О.Ю. дала следователю по делу аж целых 2 процессуальных указания, и даже не смогла проконтролировать их надлежащего исполнения. У меня иногда складывается такое впечатление, что некоторые украинские прокуроры определили для себя функцию «указателя», а все остальное – не царское дело. Однако, в ноябре 2019 года после непродолжительной беседы на официальном приеме у прокурора Киевской местной прокуратуры №2 мы все-таки (как мне показалось) пришли к единому мнению, что прокурор не равно «указатель» и надо бы по делу поработать». Помните? Как это еще нельзя сделать?

Примечательно, что сам Арутюнов Рубен угроз в отношении адвоката Литвина по нашей информации не отрицает — было бы и нелепо, так как эти угрозы поступают с его номера телефона оператора «Киевстар». Сам же Арутюнов утверждает, что к адвокату Литвину просто испытывает личную неприязнь, и о чудо – наши правоохранители похоже ему верят. То есть стоит противоположной стороне по делу сказать «этот адвокат мне не нравится поэтому я ему угрожаю», то все ему как говорится «спишется» и «простится». Как это еще нельзя сделать?

Возможно, вы подумаете, что между этими людьми действительно существует личная неприязнь, однако – как объяснить вот это? На этом видео еще один адвокат, который представляет интересы ПАО «Экспериментальный механический завод» в судебных спорах с Рубеном Арутюновым также говорит об грозах со стороны последнего, которые ему поступили. Что самое интересное – так это то, что такие угрозы начали поступать сразу же после выигранного ПАО «Экспериментальный механический завод» суда у Рубена Арутюнова, где интересы завода представлял адвокат Анатолий Хилинский.

Следует отметить, что Комитет защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности Национальной ассоциации адвокатов Украины уже высказал свою позицию по данному вопросу. Официальное обращение было направлено в Генеральную прокуратуру Украины (прим. сейчас – офис Генерального прокурора) осенью 2019 года.

Именно после этого обращения в Киевской местной прокуратуре №2 резко начали искать «виновных», и нашли — это следователь. По крайне мере именно такое впечатление у нас складывается из письма в адрес Комитета. Возможно, следователь и виновен, но возникает вопрос – а чем же год занималась прокуратура? Ответ уже приведен выше – дала 2 процессуальных указания, и даже не удосужилась проконтролировать их выполнение.

Только вдумайтесь – для того, чтобы прокуратура через год досудебного расследования написала, что же следователь с ее точки зрения за этот год должен был сделать, потребовалось обращение целой Национальной ассоциации адвокатов Украины на имя Генерального прокурора Украины! Интересно, для того чтобы подобного рода несложное действие со стороны прокуратуры произошло не через год, а, например, хотя бы через 3 месяца их «процессуального руководства» досудебным следствием, кто должен к ним обратиться – возможно Генеральный секретарь ООН?

Почему же все так? Как рассказала нам представитель потерпевшего адвоката Литвина, летом 2019 года она была на официальном приеме у прокурора, где выяснилось, что за 6 месяцев «процессуального руководства» по данному уголовному делу прокурор даже не ознакомилась с материалами дела. То есть по сути – руководила досудебным расследованием, а дела – не читала. Как это еще нельзя сделать?

В завершение хотим отметить, что со своей стороны будем и дальше следить за развитием данного дела, и надеемся, что вместо способов «как это еще нельзя сделать» в скором времени будем освещать уже судебный процесс над человеком, который посчитал, что имеет право безнаказанно угрожать адвокату.