«В каждом художнике заложен росток дерзновения, без которого немыслим ни один талант».Иоганн Вольфганг фон Гетте

Убийства, причинение телесных повреждений, кровосмешения, прелюбодеяния, кражи, изнасилования, побеги из-под стажи, поджоги…. Если вы думаете, что в данной статье перечисляется особенная часть уголовного кодекса, то вы ошибаетесь. Мы не будем говорить о заядлых рецидивистах и бандитах из 90-х, напротив, мы рассмотрим людей творческих, и даже гениальных, многие из которых… были заядлыми преступниками.

В нашем современном обществе принято воспринимать художников как личностей одухотворенных и «не от мира сего». При этом, многие великие художники прошлого, такому восприятию не соответствуют, «не от мира сего» — это не про них, скорей, их можно назвать специалистами по депортации людей в «мир иной».

Читатель может возразить, сославшись на то, что еще 400-500 лет назад умение владеть оружием было необходимым условием для выживания в мире, где человеческая жизнь ничего не стоила. Безусловно, мир изменился и появились новые виды преступлений, но само по себе преступление как противоправное виновное деяние как 400 лет назад было «вне закона», так и остается сегодня.

Бенвенуто Челлини

Рассмотрим жизнеописание и историю совершения преступлений самых известных художников, и начнем с человека, чье имя стоит в первом ряду мастеров итальянского Возрождения – скульптора, ювелира, живописца и музыканта Бенвенуто Челлини (1500-1571, Флоренция), который был «человеком весьма неспокойным по части оружия».

Бенвенуто родился в семье зодчего и мастера по изготовлению музыкальных инструментов. «Гораздо больше горжусь тем, что, родясь простым, по­ложил своему дому некоторое почтенное начало, чем если бы я был рожден от высокого рода», так писал Бенвенуто Челлини в своем жизнеописании («Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентийца, написанная им самим во Флоренции», перевод с итальянского   М. Лозинского, 1958 год).

Жизнь Бенвенуто Челлини вел беспокойную и кочевую, участвовал во множествах драк с другими ювелирами, из-за чего дважды изгонялся из Флоренции.  Мстя за брата, Бенвенуто убивает ювелира, после чего нападает на нотариуса и бежит в Неаполь, где убивает еще одного ювелира. Оказавшись в Риме, великий мастер был арестован и обвинен в краже папских драгоценностей, но ему удалось бежать из замка Святого Ангела.

Однако, на воле мастер пробыл недолго и вновь был арестован, но впоследствии освобожден: «В течение треволнений этого малого времени король Франциск успел досконально узнать, что папа держит меня в тюрьме и столь несправедливо; так как он отправил к папе послом некоего своего дворянина, како­вого звали монсиньор ди Морлюк, то он написал ему, чтобы тот вытребовал меня у папы, как человека его величества. Папа, который был искуснейший и удиви­тельный человек, но в этом моем деле вел себя как никчемный и дурак, он ответил сказанному королев­скому нунцию, чтобы его величество обо мне не забо­тился, потому что я человек весьма неспокойный по ча­сти оружия, и поэтому он уведомляет его величество, чтобы тот меня оставил, потому что он держит меня в тюрьме за убийства и всякую прочую мою чертов­щину, потому что когда я буду вне тюрьмы и дам немного улечься этой буре, я гораздо лучше смогу извиниться перед королем, рассказав в письме это самое смерто­убийство, учиненное надо мной единственно из зави­сти».

Как видите, Челлини легко прощают убийства, но не строптивость и незави­симость. «Этот дьявол Бенвенуто не выносит никаких замеча­ний… Нельзя же быть таким гордым с папой».

Примечательно, что Челлини в своих мемуарах описывает и оружие, которым он совершал преступления. В основном (кроме, безусловно, шпаги), это кинжал, который мастер называет то «кинжальчик» («оспламененный гневом, выйдя из Дворца, я побежал к себе в мастерскую и, отыскав там кинжальчик…»), то «кинжал», то «большой пистольский кинжал», то «большой кинжал», что явно говорит о том, что Челлини имел целый арсенал различного оружия для и регулярно его применял. Более того, складывается впечатление, что Челлини гордился совершенными им злодеяниями и никакое «христианское раскаяние» его не мучает.

Сам он пишет об этом так: “Я с великой ловкостью подошел к нему с большим пистольским кинжалом, и, когда я ударил наотмашь, думая начисто перерубить ему шею, он точно так же очень быстро обернулся, и удар пришелся в конец левого плеча и расколол всю кость; вскочив, выронив шпагу, вне себя от великой боли, он бросился бежать; я же, следуя за ним, в четыре шага его настиг, и, подняв кинжал над его головой, а он сильно нагнул её, кинжал пришелся как раз между шейной костью и затылком, и в то и другое так глубоко вошел, что я, как ни силился его вытащить, не мог; потому что из сказанного дома Антеи выскочило четверо солдат, держа шпаги в руках, так что я вынужден был взяться за свою шпагу, чтобы защищаться против них”.

Как видите, великий мастер был любителем драться, убивать, бежать из-под стражи (подальше от папского гнева).

«То, что скрепя сердце приходилось прощать гению Микеланд­жело, не так легко сходило даровитому золотых дел мастеру», так Л. Пинский пишет о Челлини во вступительной статье к переводу с итальянского автобиографии мастера. А что же «приходилось прощать гению Микеланджило»?

Микеланджело Меризи да Караваджо

Микеланджело Меризи да Караваджо (1571-1610) — великий художник барокко… также был преступником. Репутация Караваджо была настолько ужасной, что, казалось, уже ничего не может ей навредить.

Например, в 1591 году Караваджо был вынужден бежать из Милана после ссоры за карточной игрой, завершившейся убийством.

В 1606 году спор на площадке для игры в мяч перерос в драку, в ходе которой был убит Рануччо Томассони. В убийстве был обвинён Караваджо. Павел V объявил художника «вне закона», его теперь мог убить любой человек и даже получить за это вознаграждение.

После такой «оказии» Караваджо бежит из Рима и, в конце концов, оказывается на Мальте, где становится членом Мальтийского ордена. Однако, после бурной ссоры с его высокопоставленным членом, Караваджо был заключен в тюрьму, откуда также успешно бежал: «Было заслушано сообщение против Микеланджело Меризи да Караваджо, и установлено, что он, будучи заключен в тюрьму св. Ангелов, бежал из нее с помощью веревок и без разрешения… покинул территорию прихода. Были приняты обычные меры по розыскам брата Микеланджело да Караваджо, то есть публичный вызов в суд, объявленный на всех людных местах прихода…. Он не появился… согласно положениям статута было проведено голосование, принятое с общего согласия, и он был приговорен к лишению положения члена Ордена… он был отрешен от своего положения и изгнан и вышвырнут вон, как прогнивший и зловонный член, из нашего Ордена и Общины».

Буйный нрав Караваждо проявлялся не только в спорах и карточных играх, но и во время создания великим художником своих произведений. Например, ссылаясь на свидетельства очевидцев, литератор Сузинно рассказывает, как в отведённое под мастерскую просторное помещение при госпитале братства крестоносцев Караваджо приказал принести выкопанное из могилы тело недавно убитого молодого человека и раздеть его, чтобы добиться большей достоверности при написании Лазаря. Двое нанятых натурщиков наотрез отказались позировать, держа в руках уже начавший разлагаться труп. Тогда, разозлившись, Караваджо выхватил кинжал и принудил их силой подчиниться его воле.

Итак, об убийствах, побегах и драках мы поговорили. Теперь перейдем к прелюбодеянию, которое в современном мире считается преступлением только в странах, где церковь и государство до сих пор не разделены – в странах, где главенствует мусульманское право.

Фра Филиппо Липпи

Фра Филиппо Липпи – флорентийский живописец, один из видных мастеров раннего итальянского Возрождения, любимец Козимо ди Джованни де Медичи. Родился во Флоренции и, потеряв в раннем возрасте родителей, уже к 15 годам Филиппо принимает обет монашества, что не мешает ему со временем бросить монастырскую жизнь. В 1456 году мастер похищает из монастыря послушницу Лукрецию Бити и женится на ней. Только заступничество Козимо Медичи помогает Липпи избежать суда.

Карло Кривелли

Известным прелюбодеем XVI века был и Карло Кривелли (1430-1495), который славился алтарями и нежными фигурами женщин — святых. Кривелли был персоной нон-грата в Венеции именно по причине прелюбодеяний, а также совращений чужих жен.

Агостино Тасси (1580-1644) – итальянский художник раннего барокко был обвинен в изнасиловании художницы Артемизии Джентилески. Судебное разбирательство длилось несколько месяцев, в результате суд признал Тасси виновным в кровосмешении со своей невесткой, в планировании убийства своей жены, а также в планировании кражи нескольких картин художника Орацию Джентилески – отца девушки, обвинившей Тасси в изнасиловании. Тасси был заключен в тюрьму на два года, впоследствии приговор был аннулирован.

Безусловно, перечисленные выше художники, не являются единичными примерами художников-преступников в мировой истории. Однако, сам по себе подобный феномен художников-преступников представляет интерес не только с исторической, но и с криминологической точки зрения. Этот феномен существует и в современном мире — небезызвестному современному художнику Бэнкси (псевдоним анонимного британского андеграундного художника стрит-арта, настоящее имя и происхождение не известны), рисующему свои граффити в том числе и в запрещенных местах, до сих пор удается соблюдать анонимность и избегать арестов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *