Что есть правда и ложь в книгах о цифровых бандах Кейптауна

Нояб 17 2019 / Автор  Константин Слободянюк / Опубликовано в Спецвыпуск

Статья создана на базе исследования южноафриканской криминальной традиции академиком УАН, Ph.D Олегом Мальцевым

В рамках исследования южноафриканской криминальной традиции академику Олегу Мальцеву довелось иметь дело с огромным количеством разного рода источников: от документальных фильмов, которые снимались ведущими медиа-компаниями до книг и отчетов, написанных другими современными исследователями этого явления.  Безусловно, сопоставлялась и проверялась достоверность и правдивость этих материалов, и результат оказался достаточно нетривиальным: настоящая история цифровых банд, их философия, устройство структуры является совершенно иным, не таким, как это описано в книгах. 

Правда и ложь. Как это обычно бывает в истории, одно переплелось с другим… Однако изучать явление, не отделяя «зёрна от плевел» — это не научный подход. Собственно, учитывая эту тенденцию, Ph.D Олег Мальцев в рамках написания своей новой книги из серии комплексного исследования южноафриканской криминальной традиции под названием «55» принял решение посвятить отдельную главу книги работе и анализу источников о криминальной субкультуре ЮАР – тех источников, что уже существовали на момент начала его исследования.  Анализ источников происходит именно на предмет их надежности и достоверности. Обзорно о том, что получилось, рассмотрим в рамках этой статьи. 

ЧЛЕНЫ БАНД. ФОТО ИЗ АРХИВА ПОЛИЦЕЙСКОГО УЧАСТКА В КЕЙПТАУНЕ

Большинство людей, когда не знают чего-либо, первым делом открывают Википедию, в желании изучить, что о том или ином «неизвестном» уже написано. Цифровые банды – явление южноафриканское, большинство же источников о них написаны на английском языке. И даже при первом сопоставлении указанного в этих книгах, с тем, что было расследовано в рамках научной Экспедиции в Кейптаун в 2018 году, не соответствует действительности.

Причина этого достаточно проста. Статья о цифровых бандах в Википедии основывается на «авторитетных» средствах массовой информации, в которых ссылаются на те или иные первичные источники. Но проблема в том, что цифровые банды обманывают СМИ. Они «создают» им информационные поводы с целью банального выкачивания денег.

Слава цифровых банд притягательна, в первую очередь для представителей СМИ, которые так и норовят «не упустить сенсацию». Однако сенсации – это не про науку. И, к примеру, когда ученый проводит исследование, на то уходит не один день исследовательской работы, более того, в один день он узнает одно, а через два дня выясняется совсем другое… У СМИ нет возможности годами разрабатывать какую-то тему. Журналисты — это люди, которые нуждаются в информации «здесь и сейчас»: продукт нужен сегодня, а не через год, передачи и статьи должны выходить с огромной скоростью. За скорость получения информации журналисты готовы платить, и цифровые банды с радостью делятся с ними информацией… той, какую сами решают преподнести. Но это всегда выдумка, новая «сенсационная история», «страшная тайна» — а, по сути,  лишь театр и игра на публику.

В рамках исследования южноафриканской криминальной традиции в Кейптауне у научной группы была возможность непосредственно переговорить с одним из членов цифровых банд, который вышел из банды в «более лучшую жизнь», и принадлежит к банде 26-х. И первое, что он ему сказал: «Ты думаешь, что это все правда? Это не так. Никто в жизни не скажет правды, поскольку в цифровых бандах за то, что ты выдашь правду – тебя ждёт смерть». По факту, за раскрытие тайн цифр человеку полагается смерть, поэтому ни один из тех, кто дает интервью или снимается в рамках документального фильма, не является тем, за кого себя выдает. 

Дело ещё и в том, что в бандах считается почётным обманывать СМИ (так и принято внутри банд). Для них также почётно обманывать как государство, так и людей-простофиль (особенно любителями «нагреть» являются представители 26-х). К слову, 26-е всячески стараются придумывать все новые и новые «сюрпризы», для того, чтобы вводить окружение в заблуждение. Следовательно, какую бы газету вы ни взяли, какую бы книгу ни прочли, какой бы фильм ни посмотрели, если эта книга/фильм основывается на интервью членов цифровых банд, вывод один: всё рассказанное — ложь. К примеру, есть известный документальный фильм про тюрьму Полсмур, снятый компанией CNN. Тот инсайдер, с которым беседовал академик О.В.Мальцев (член 26-х), как раз и поведал, что этот фильм – полная фикция, а все люди, что там были задействованы, — подставные фигуры, от первого персонажа – до последнего.  Руководство банды всё заранее продумывает, подбирает действующее лицо (кого, в конечном счёте, и выдали за генерала в документальном фильме про Полсмур), и затем разыгрывают этот спектакль на камеру.

Что в итоге? Журналисты остались весьма довольны полученными ответами и невероятными историями, материал смонтировали и «приправили», а затем выпустили фильм в эфир. Сегодня эта лента является самым главным фильмом о цифровых бандах. Но факт, как был, так и остаётся, в том, что вся информация из фильма о цифровых бандах – ложь, воплощенная на экране благодаря отличной игре грамотно подобранных актеров.

Есть ещё один прелюбопытнейший пример. Другой персонаж — «генерал 28-х», который разнообразным СМИ даёт интервью на правах бывшего члена банды, рассказывает, что он вышел из цифровых банд и сейчас находится в реабилитационном центре. Он «на личной шкуре» показывает пример того, как уйти из банд. Это также неправда. На самом деле из цифровых банд никто не уходит. «Дверь» существует только туда, на вход в банду. Из банды выхода нет, и это известно каждому члену банды заранее. Но как же в таком случае «проходящие реабилитацию»? Тут всё просто: эти люди как были членами банд, так ними и остались, просто поднялись на более высокий уровень деятельности.

Важно подчеркнуть, что цифровые банды очень любят вводить представителей СМИ в заблуждение и на этом зарабатывать деньги. При этом не особо сей факт скрывают. Даже наоборот, готовы за определенную сумму и экскурсию по тюрьме Полсмур провести и всё в ней подробно показать! Сегодня эта тюрьма «открыта», поскольку цифровые банды настолько себя там чувствуют уверенно, что за деньги устраивают в Полсмуре официальные экскурсии. По сути, это бизнес, в котором и надзиратели также «в теме».

В рамках экспедиции в Кейптаун академик Олег Мальцев также побеседовал с офицером криминальной разведки - с тем, кто непосредственно работает с цифровыми бандами каждый день. Офицер пояснил несколько интересных моментов касательно цифр. Во-первых, настоящие генералы цифровых банд ведут себя совершенно иным образом. К примеру, генералы 28-х вряд ли бы вообще стали с кем-то разговаривать, у них для этого есть много подручных. «Генерал» - слишком большое звание для них, и они в большинстве своем  не «соизволят» разговаривать с первым попавшимся человеком. Это может быть только человек его уровня. Во-вторых, все те люди, которые дают интервью журналистам и снимаются в документальных фильмах - нанятые актеры, члены банд, уровня не выше майора, которые «эффектно» выдают себя за генералов.

Как говорят сами «цифры», для них «белые люди – это банкоматы», и возможность хорошо на этом заработать – дело солидное, обязательное и уважаемое.  Они так и говорят: «…чем сильнее по банкомату ударишь, тем больше денег посыпется». Эта модель исповедуется всеми цифрами. Именно по этим причинам нельзя рассматривать информацию о цифровых бандах из СМИ как достоверную, поскольку она таковой не является.

Теперь обратимся к печатным источникам. 

Джонни Стейнберг, книга «ДЕТИ НОНГОЛОЗА» 

Говоря о книгах, в первую очередь необходимо упомянуть «Дети Нонголоза», написанную  в 2004 году профессором Оксфордского университета Джонни Стейнбергом. Замечу, что данная книга даёт лишь общее представление о цифровых бандах, о мифе цифровых банд, общее описание того, что это за явление такое. Никакой полезной исследовательской информации она не содержит, но выступает неким экскурсом, введением, ознакомительным этапом с миром  цифровых банд Кейптауна.

Хизер Паркер Льюис, книга «Гангстеры Бога»

Следующей книгой о «цифрах» стал труд Хизер Паркер Льюис «Гангстеры Бога». Эта книга – личный взгляд автора на этот вопрос, ее личное исследование. «Гангстеры Бога» представляет собой правду и ложь, смешанную на манер коктейля. Где правда, а где ложь в сказанном – неизвестно. В первую очередь, это взгляд самой Паркер на цифровые банды. Во-вторых, книга содержит интервью с членами банд, и ничего более. Подтверждается это ещё и таким фактом, что Хизер лично отправилась в Полсмур, чтобы взять интервью. Для этого она даже изучала язык криминальных банд Кейптауна, чтобы научиться понимать тех, с кем ей приходилось иметь дело – информаторов из банд. И члены «цифр», как и в ситуации со СМИ, что-то ей рассказывали взаправду, где-то обманывали, и всё это подавалось вперемежку.  Цель у них была одна - выудить из автора как можно больше пользы для себя. Хизер Паркер об этом пишет в книге так: «Они хитрые и хотят постоянно использовать человека в своих интересах». В виду этого, «Гангстеры Бога» - ознакомительная книга касательно самого явления, но разобраться в том, что есть в ней правда, а что – ложь, сложно. Но то, что в этой книге смесь правды и лжи – в этом нет сомнений.

Парадокс заключается в том, что среднестатистический обыватель интересуется самим сюжетом историй о цифровых бандах, самим продуктом в виде интересной захватывающей книги или фильма, а правда не интересна. И цифры об этом знают. Они понимают, что журналистам и писателям интересен продукт и тот результат, который будет на выходе. И чем он интереснее будет, тем популярней будет сама книга и выше улетит рейтинг журналистов. В виду этого, цифры «создают сюжет поинтересней», зарабатывая на этом деньги и славу. Но правда в том, что это лишь красиво поставленный спектакль, который интересен как актёрам, так и зрителям. 

Отметим, что за длительный промежуток исследования южноафриканской криминальной традиции Олег Викторович лично познакомился только с одним человеком, который знает про цифровые банды всё. Но такого про этого человека даже не подумаешь… Кто бы это мог быть? Представьте себе, пастырь в реабилитационном центре, в котором проходят «социализацию» все «бывшие» члены банд. Этот пастырь про «цифры» действительно знает всё, поскольку он видит представителей и 26-х, и 27-х, и 28-х каждый день и работает с ними постоянно. Он единственный компетентный человек в этом поле.

Дон Пиннок, книга «Гэнг Таун»

Следующий труд, о котором важно упомянуть, - это книга «Гэнг Таун», написанная учёным Доном Пинноком. Дон Пиннок, в первую очередь, профессор, и он один из тех людей, кто занимается исследованием цифровых банд в Кейптаунском университете более 40 лет. Поэтому книга Дона Пиннока «Гэнг Таун» заслуживает самого серьёзного внимания как результат социологического исследование. Дон Пиннок - первый учёный, кто провёл социологическое масштабное исследование цифровых банд. 

Надо сказать, что ничего секретного в книге не написано. Но в ней представлен качественный социологический анализ, проанализирована вся преступность Кейптауна, а не только цифры. То есть, и те банды, которые созданы по образу и подобию цифр: как женские, так и мужские. По этой причине, работа Дона Пиннока заслуживает самого пристального внимания. 

 «Гэнг таун» — это первая книга, которая начала ставить всё на свои места и показывать правду о цифрах.  Именно по этой причине Дон Пиннок считается сегодня одним из главных специалистов по цифровым бандам.

Джонни Стейнберг, книга «Цифра»

Следующая изданная книга, посвящённая бандам ЮАР, называется «Цифра» — это ещё один труд Оксфордского профессора Джонни Стайнберга, о которой я, в том числе, беседовал с самим автором в рамках нашего интервью.

«Цифра» — очень непростая психологическая книга, она представляет собой попытку проникнуть в психологию цифровых банд. Надо сказать, что с точки зрения психологии, — это, увы, неудачная попытка, хотя книга задумана очень здорово. Сам замысел весьма мощный: написать книгу о психологии цифровых банд – задача для многих непосильная. Стейнберг просто не психолог, поэтому та работа, за которую он взялся, требует продолжения.  Поэтому, с одной стороны, сама по себе книга очень интересная, а с другой стороны, это ещё не предел в исследовании и погружении в среду этой субкультуры.

 

Олег Мальцев, книги «Черная смерть», «Черная логика», «54»

В рамках рассмотрения всех самых известных и популярных книг о цифровых бандах Кейптауна важно также выделить книги, написанные академиком Олегом Мальцевым, в рамках комплексного исследования такого явления как южноафриканская криминальная традиция. Так, на данный момент первая книга учёного – «Черная смерть» пользуется огромной популярностью как в Нью-Йорке, так и в Кейптауне. Причина этого известна. «Черная смерть» - первый учебник по африканской технике, при этом написанный очень толково и простым языком, со множеством иллюстраций и рисунков. 

«Черная смерть», «Черная логика», «54» и «55» - книги, представляющие собой поэтапное комплексное исследование южноафриканской криминальной традиции в динамике движения научного фокуса от ножа к субкультуре, к мотивам, к психологии, к истории, к психофизиологии и нейрофизиологии. Эта серия представляет собой масштабное прикладное исследование на стыке наук такого явления как «южно-африканская криминальная традиция». И эти книги уже заняли достойное место среди прочих трудов по цифровым бандам Кейптауна, в которых написана только правда, и ничего кроме неё.

Надо сказать, из всех книг, написанных на данный момент о цифровых бандах, только академик Мальцев написал книги именно по африканской криминальной традиции. Это единственные книги в мире на данный момент, которые существуют на заданную тематику. Больше книг нет. И книга из этой серии под названием «55», которая сейчас проходит редактуру и находится на завершающем этапе публикации, уникальна, по причине того, что не похожа ни на что, ранее изданное.

Олег Мальцев, книга «55»

Помимо этих основных трудов о цифровых бандах Южной Африки, что сегодня представлены на суд мировой общественности, существует огромное количество и других работ по цифрам в виде отчетов, разных рефератов и прочих исследований, но они интереса с точки зрения научного исследования не представляют.

Коллега и друг Ph.D Олега Мальцева мистер Ллойд де Джонг (Lloyd De Jongh) отмечает еще крайне важный момент, на который также никто другой не обращает внимание. Нынешнее положение дел обстоит таким образом, что людей убивают в Европе, а правоохранительные органы даже не знают, кто это делает. Но уже по характеру нанесённых ударов можно говорить о том, что перед нами - южноафриканская криминальная традиция, родом из Кейптауна. Как она оказалась «за тридевять земель»? Да просто носители этой криминальной традиции юга Африки мигрировали в Европу. При этом, в большинстве своём, они являются прямыми последователями цифровых банд. Тем самым, наблюдается проникновение этой традиции в Европу, и европейская полиция даже не обращает на это никакого внимание, делая вид, что ничего не происходит. Южноафриканская криминальная традиция характеризуется своей крайней неожиданностью и высокой эффективность. И то, что действия подобного рода членов цифровых банд начали замечаться и в Европе, заставляет задуматься о недалёком будущем…

«Коммерческая версия» южноафриканской традиции  

В Кейптауне существует также  и коммерческое направление этой субкультуры.  Выражено оно в виде школ фехтования. Что здесь правда и ложь – рассмотрим более подробно.

Основателем коммерческого направления является определенный человек – Найджел Фебруари (Nigel February), который утверждает, что изобрел систему Пайпер (Piper). При этом, своим последователям рассказывается некая легенда о «костных пацанах» - страшных людях-убийцах и садистах, при первом взгляде на которых сразу начинают трястись кости… Поэтому их назвали «костные пацаны» (читателю предоставляется перевод-калька). Понятное дело, это лишь «страшилка», которую придумывают и распространяет и по всему Кейптауну, и за его пределами, обосновывая легенду тем, что эти «парни» знают какие-то особые удары ножом, которые никто не знает, и только Найджел Фебруари является единственным, кто может научить этим «страшным» ударам…  Впрочем, факты говорят об обратном.

Изначально было 3 человека: Ллойд Де Джон, Найджел Фебруари и их коллега немец. На протяжении 10 лет они пытались собрать технику, собрать все воедино в один стиль. Первая книга по стилю «пайпер» была написана именно их коллегой из Германии, а также был снят учебный фильм по этому «совместному» стилю, где присутствуют все трое: Ллойд Дежонг, Найджел Фебруари и их коллега немец. Важно обратить внимание, что большую часть техники демонстрирует мистер Ллойд. Но впоследствии создать стиль совместными усилиями у них не получилось. В конце концов, они рассорились (недовольства и сегодня продолжает демонстрировать мистер Фебруари) и разошлись в разные стороны. 

Ллойд де Джон, как и Найджел Фебруари, родился и вырос в Кейптане. Один из родственников мистера Ллойда сидел в тюрьме, в то время как отец Найджела Фебруари работал там лишь надзирателем. В виду этого, знания последнего о южноафриканской криминальной традиции, мягко говоря, отличаются от знаний этой системе мистера Ллойда. Следовательно, Найджел Фебруари не создавал никакой стиль «пайпер». Это выдумка и инсинуация. Мало того, сам термин «пайпер» никто не изобретал. Это давнее распространенное название, которое используется в Кейптауне как сленг.

Технические элементы этого стиля в исполнении Найджела Фебруари имеют совершенно неожиданную природу возникновения. Это компьютерная игра - Metal Gear. Так,  Найджел Фебруари взял  за прототип одного из главных героев этой игры - человека-змею, и его компьютерные технические элементы сделал основой того стиля, который, по версии Найджела, называется «пайпер». И в этом весь парадокс происходящего. Так как реальный мир южноафриканской криминальной традиции и те опасности, которые она таит, не равносильны тому, что происходит в компьютерной игре. Цена тому – жизнь человека. 

Другим моментом, который не менее важно осветить, является то, что коммерческое направление в виде стиля мистера Фебруари называется «23». И они не имеют никакого отношения к цифровым бандам 26-х, 27-х, и 28-х. 

Параллельно с этим, был создан стиль Трипвайер (Tripwire). Как система он выше и мощнее «пайпера», в силу того, что предусматривает психологические практические категории, моторное познание и другие элементы. Это более высокий уровень, который технически способен противостоять «пайперу». Изначально эта система задумывалась Ллойдом Де Джоном как система, которая противостоит «пайперу».  Надо отметить, что высокое мастерство Ллойда при работе ножом позволяет победить в поединке любого противника, и на его мастер-классах в этом легко убедиться. Ллойд не делает красивых движений, он просто бьёт на поражение: один раз – и метко.

В данной истории существует и некое второе лицо – Скотт Либра (Scott Babb), который, как он пишет, занимается мексиканской криминальной традицией. Но на самом деле Скотт, Найджел и Ллойд – это одна и та же структура. Фебруари и де Джон научили Скотта «пайперу». Затем все трое разругались. Скотт уехал в Мексику, и основал там «либра» (по сути, это та же система, но в Мексике он назвал ее «либра»). И если Скотт и Ллойд сохранили между собой нормальные отношения, то Найджел разошёлся со своими коллегами в достаточно резкой форме, что в последствии повлекло и выяснение отношений между ними вплоть до судебного разбирательства.

Таким образом, коммерческое направление Кейптауна построено на демонстрации каких-то «невероятно фантастических» приёмов и спецэффектов, для того чтобы вызвать интерес у наблюдателей и призвать их в школу, чтобы впоследствии брать с них деньги. 

При детальном исследовании этих стилей можно говорить о том, что по миру распространена некая сеть из стилей как «либра», «пайпер», «трипвайер» и немецкая школа «пайпера». У этого стиля разные названия, но, по факту, это один и тот же стиль. При этом, самая малочисленная школа последователей наблюдается у Ллойда, потому как он отказывается преподавать знания кому бы то ни было. Ллойд Де Джон лучше всех разбирается в этом вопросе, но преподавать не желает. Скотт Бабб организовал целое массовое движение в США  по стилю «Либра». Найджел Фебруари в Южной Африке собрал вокруг себя некоторое количество людей, которые верят каждому его слову. В Европе стиль пайпер преподают всего 3 человека. Это мистер Ллойд с разработанной им системой «трипвайер». Вторым человеком является коллега Ллойда – немец, который преподает в Германии. И третьим человеком, кто преподает южноафриканскую систему фехтования на русском пространстве, является ученый, Гранд маэстро Олег Мальцев. Больше никого нет из тех, кто бы серьёзно разбирался и преподавал фехтование в южноафриканском стиле. 

Рассмотрим в качестве сравнительного материала для самостоятельных выводов параллельно и южно-итальянскую традицию, для которой также характерно коммерческое направление.

Первый человек, с которого началось исследование южно-итальянского фехтования академиком Олегом Мальцевым, поскольку он «рекламирует» себя по всему миру, как главный «специалист» в этом направлении – это Лучано Триминго, чья школа расположена в Манфредонии (Апулия). Можно говорить, что это «главный коммерсант», реализующий южно-итальянскую «криминальную традицию» в розницу. 

Вторым человеком, точь-в-точь как Триминго, является маэстро Джузеппе Буонакорси. Он также заведует коммерческим направлением. При этом, на Сицилии существует еще куча таких коммерческих направлений, которые занимаются коммерциализацией этой традиции в розницу. Парадокс заключается в том, что маэстро Буонакорси официально заявляет о том, что, дескать, занимается спортом и сценическим фехтованием. При этом он «создал» легенду исторического происхождения своей школы, которая является неправдой уже на этапе проверки достоверности существования тех книг, которые сам же и упоминает, для подтверждения давности происхождения своей школы. И правда состоит в том, что к истории фехтования это не имеет никакого значения. Достаточно понаблюдать, как фехтует Лучано и как фехтует Буонакорси, чтобы понять, чему могут научить человека на самом деле. Это легко проверить. Многочисленные видео тому в сети интернет наглядно это демонстрируют. 

Кто не преподает? Мастера Палермо. В Палермо не найти ни одного человека, кто будет преподавать. Причина проста: никто не хочет. Заметим, что калабрийцы также не преподают свою воинскую традицию. И на эту тему ни в Палермо, ни в Калабрии даже никто не разговаривает. При этом, порой даже близкие друзья не знает, что тот или иной человек -  фехтовальщик. Почему там? Калабрия и Палермо – это два региона, в которых исторически клинок возведет в роль культа, в ранг религии, и к нему - совершенно другое отношение, нежели во всех прочих местах Сицилии и Юга Италии.

Безусловно, существуют более уважаемые люди на Сицилии, которые преподают стиль южно-итальянской традиции, но делают это нехотя. Таким человеком является друг Олега Викторовича, уважаемый маэстро Рафаэле Ирмино. Он уважаемый человек на Сицилии, камморист, в преклонном возрасте. Он не любит помпезности, уважает традиции. И не преподает за деньги. Единственная возможность научится чему-то у него – это обратиться с личной просьбой, попросить рассказать что-то об этом, причём обязательно предварительно завоевав его доверие.

По сути, если сравнить 2 системы – южно-итальянскую и южноафриканскую, то в обоих случаях представлено так называемое коммерческое направление. Люди коммерциализировали традиции, превратив их в реставрацию, в традицию, и презентуя за деньги как преподаватели. 

Правда в том, что эта коммерциализация – это тоже ложь. Всё, что человек видит в коммерции – это ложь. На самом деле, никто так никого не убивали, никто так не фехтует из цифр. Ни у мафии, ни у Ндрангеты так, как «в специальной школе для туристов» также не фехтуют. Это всё является лишь коммерческой ширмой. 

Единственный человек, кто учился в Палермо – это Гранд Маэстро Олег Мальцев. Он  первый из тех, кто учился в Палермо. При этом, само преподавание велось как лично, так и требовало огромной, непрерывной самостоятельной работы. Учёба продолжается уже более 5 лет, и как говорит Гранд Маэстро «Всегда есть уровень, который можно постигать, всегда возможно совершенствоваться». Более того, Гранд Маэстро Олег Мальцев – первый и единственный в мире учёный и мастер, кто реставрировал и возродил Неаполитанское фехтование! Особую стиль победоносной Испанской Школы!

Безусловно, на Юге Италии обитает ещё больше «коммерсантов», но Триминго и Буонакорси известны на весь мир. Это два человека, кто не стесняется брать деньги за фехтование. При этом, фехтование за деньги запрещено законом в Италии. Умение владеть клинком так, как это сохранили и передали предки и предшественники считается культурным достоянием и наследием страны. При этом, можно брать деньги за представление или шоу. Но за фехтование – нет. Государство выделяет деньги из бюджета на восстановление этого культурного достояния. По сути, государство платит деньги мастерам за то, что они восстанавливают культурное наследие, а они при этом еще «сверху» и с людей несведущих деньги берут. Причём суммы-то немалые. 

Таким образом, все эти «коммерческие школьные предприятия» создаются специально с одной целью - ввести людей в заблуждение. Это лишь ещё один эшелон обороны для сохранения тайны. И получения денег, безусловно. 

В описанном легко убедиться, собрав древние трактаты по фехтованию и сравнив их по годам с тем, что преподается сегодня. Вы не обнаружите в книгах ничего из того, что ежедневно показывают в этих «школах». Ни одного похожего технического элемента. 

Подводя итог, хотелось бы сказать следующее. Самое страшное в происходящем то, что ложь перемешана с правдой. И найти в этом конгломерате «чистую правду» невозможно. Потому что «так» на самом деле так не бывает. К сожалению, очень часто специально смешают ложь с правдой, для того, чтобы ничего не работало, чтоб система не функционировала как положено: эффективно и точно. Ведь в противном случае человек будет продолжать ходить на занятия, и платить деньги, снова и снова.  И потому как «данная приятная мелодия играет вечно», в силу невежества и неосведомлённости, иные коммерческие инстанции и сегодня продолжают свою активную деятельность, просто потому, что «спрос рождает предложение». Впрочем, предлагаемое «мастерами» не имеет ничего общего ни с наукой побеждать, ни с субкультурой фатальной эффективности.