УБИЙСТВО НОЖОМ КАК ПРОФЕССИЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Окт 10 2019 / Автор  Константин Слободянюк / Опубликовано в Спецвыпуск

Такую непростую тему как «Убийство ножом в южноафриканской криминальной традиции» мне бы хотелось начать обсуждать именно с «главного героя» –  ножа.

Причина такого выбора, к слову, кроется не в том, что в традиции юга Африки все убийства совершаются в основной своей части ножом, скорее в наличии такой особенности, как «сакральный смысл». 

Для понимания сути явления нам, европейцам, важно знать следующий факт: нож в южноафриканской криминальной традиции - это своего рода культ, это их основное оружие. Но не сакральным едины: с позиции хода истории оружие может немало рассказать о том, что происходило на самом деле множество столетий тому назад: как ножом убивали, что являлось его прототипом, как выглядела система работы этим клинком. Люди, знаете ли, могут в рассказах своих кое-что придумать, добавить, вообще мифологизировать, но слова всегда крайне сложно проверить и найти им подтверждение. А вот оружие «байки новомодные рассказывать» не умеет: оружие не врет.

Приведу такой пример: мне говорят, что в некой традиции «Х» техника работы ножом пробивающая, а я смотрю на ножи, которые в этой традиции используют, и вижу обратное: все они конструктивно применимы для нанесения режущих ударов. Какой из этого вывод? Мы прекрасно понимаем, что таким ножом не представляется возможным совершить пробивающие удары. Следовательно, мы уже сталкиваемся с обманом, и в истории многовато таких коллизий. И в принципе, говоря о южноафриканской криминальной традиции, отмечу: здесь все в полном порядке, оружие соответствует техническим элементом этой традиции.

 ОРУЖИЕ

Давайте рассмотрим, какие виды оружия члены преступных банд юга Африки используют в своих деяниях. Культовым ножом южноафриканской криминальной традиции является окапи. По своему внешнему виду и форме нам этот нож может показаться странным, но именно он является одним из основных предметов оружия этого народа. Вторым таким оружием является – нож сабля. Согласно философии южноафриканской криминальной традиции существу два вида ножа: длинный нож – это нож судьи; короткий нож – нож администратора. Оба этих ножа держатся норманнским хватом. Ниже на фотографии продемонстрирован нож окапи и нож сабля, они являются ножами администратора.

Нож южноафриканской криминальной традиции окапи и сабля.

В рамках короткого отступления поясню, что на самом деле, люди, живущие на Юге Африки, совершенно другого мышления и менталитета. Допустим, если нам нужен для работы хороший нож, мы с вами, господа европейцы, отправимся либо в специализированный магазин, либо к мастеру, который кует ножи. Но криминал Африки так действовать не станет. У этих людей попросту нет денег на нож, правда всегда есть деньги на наркотики. Поэтому они берут любую железяку, точат ее, на рукоятку наматывают тряпку – получается длинный импровизированный нож, которым они, кстати говоря, прекрасно орудуют. Ведь в этой криминальной традиции все удары ножом именно бьющие.

 

Существуют и другие виды оружия, используемые преступниками Южной Африки. Например, велосипедная спица, один конец которой затачивают, а на другой наматывают какую-нибудь тряпку; удары этим оружием также наносятся пробивающие. Еще они затачивают… зубные щётки. Да, такой же вариант превращение подручных средств в оружие вы могли наблюдать и в русской криминальной традиции, так же как использование сапожного шила или самой обычной китайской отвертки, которую можно купить в любом магазине. Например, они используют ещё в качестве оружия лопату, что является аналогом копья; или мачете, при помощи которого они совершают рубящие удары. Существую в практике криминала Юга Африки и такой вид оружия как трость с набалдашником. Предпочтение этому оружию отдают в основном люди преклонного возраста. Набалдашник может располагаться как сверху, так и сбоку.  Вся проблема в том, что трость, мачете, лопата и подобные виды оружия – слишком крупные, чтобы иметь возможность носить их незаметно, скрытно. Чего не скажешь о ноже.

 

Как вы понимаете, все эти складные ножи, которые используются сейчас, появились достаточно поздно, а именно в XX веке. До этого ножи были нескладные. Из всего выше написанного, мы уже можем точно сказать, что на этой территории всегда было много разновидностей оружия. При этом, если обратить внимание на технику работы ножом, то она для нас не свойственная и совершенно неизвестного происхождения, вы ни в одной системе ничего подобного не встретите. И это совершенно не удивительно, ведь если мы посмотрите на историю Южной Африки, то обнаружим, что там побывали и англичане, и немцы, и голландцы, и много кого ещё. Поэтому, какой бы вид оружия мы ни выбрали: короткий нож, любой кинжал, стилет, – все они подходят для работы с этой системой.

 

Техника работы ножом развивалась определённым способом: исходя из уроков древности, нам известно, что первой появилась именно ударная техника, и уже только потом режущая. Считается, что первым оружием была палка, которая впоследствии превратилась в копьё, и на примере криминальной традиции мы прекрасно видим эту ретрансформацию. Об этом же говорят и сами жители южной Африки. А, следовательно, мы с вами понимаем, что палкой/копьём возможно наносить пробивающие, «протыкающие удары», но никак не режущие. Из происходящего мы видим, что в средние века превалировала в основном бьющая, ударная техника.  В этой криминальной традиции также существует 2 вида хвата ножа: норманнский хват ножа – пробивающий; и греческий хват ножа – режущий.

 

Удары ножом в южноафриканской криминальной традиции производятся: в кости противника, в нервные центры, в жизненно важные органы; можно бить ножом, а можно бить и вырывать куски плоть; удары правой рукой в шею и трапецию; удар в грудную клетку; удары в бок корпуса (ищут кость и бьют). В книге «Чёрная смерть» продемонстрирована в виде рисунка (рис.1) анатомическая линейка точек нанесения ударов ножом. Как я её вывел? Все очень просто: мои коллеги, с которыми я проводил исследования южноафриканской криминальной традиции долгое время изучали полицейские протоколы, в которых подробно изложено, каким образом был убит человек и как были произведены удары ножом.  Сама же эта система содержит 8 ударов ножом ( 8= 7+1).

Рис. 1. Фото из книги «Черная смерть». Точки нанесения ударов ножом.

Отмечу еще одну странность криминальных парней юга Африки и перейду уже к вопросу, «Почему человек выбирает профессию убийство ножом?» Эти криминальные парни, можно сказать, зациклены на постоянном совершенствовании себя в методике работы ножом, постоянно тренируются над быстротой извлечения оружия, работают над тем, чтобы нож мог мгновенно оказываться в руке, при этом чтобы противник не заметил, как все произошло. Для этих парней в жизни главное, чтобы был нож, при этом не имеет значения какой он, как я уже писал выше, это может быть обычная сточенная железяка. При этом, если даже такого приспособления под рукой не окажется, им подойдёт и обычная шариковая ручка. Все коллеги из ЮАР, с которыми я работал над изучением южноафриканской криминальной традиции, чаще всего, многие элементы  демонстрировали мне обычной шариковой ручкой, хотя при этом, нож также лежал на столе.

 

ПОЧЕМУ ВЫБИРАЮТ ПРОФЕССИЮ УБИЙСТВО НОЖОМ?

 

На самом деле, до меня в таком ключе никто ещё этот вопрос не поднимал и не исследовал. Привело меня к этому вопросу размышление следующего плана: известно, что в южноафриканской криминальной традиции существует 3 банды: 26-е, 27-е и 28-е. Различаются они по многим принципам, но из всех трёх, только 27-е являются именно убийцами, и все свои преступления они совершаю исключительно ножом. Точно такой же прототип имеется и в Палермо это «Беати Паоли»  (Beati Paoli) – «справедливые люди». Они тоже все свои убийства совершали исключительно ножом и никогда не использовали никакого иного оружия.

Что же важно знать о человеке, который выбирает своей профессией убийство ножом?

Во-первых, для того чтобы совершить убийство ножом, требуются определённые условия. Должна присутствовать соответствующая духовно-психологическая составляющая, то есть человеку, который убивает ножом, необходимо находиться в определённом состоянии. Следующей момент при убийстве ножом: это должен произойти некий эмоциональный взрыв, и взрыв этот должен быть управляем самим человеком. Если говорить с точки зрения учения о памяти советского академика Г.С.Попова, этот вид взрыва можно описать как зажигание и прогорание «спички»:

Работает это так:

Сначала вспыхивает искра; вспышка – следует удар ножом; потухание «спички» – сброс.

Чтобы появилась эта искра, её необходимо каким-то образом спровоцировать, и на данном этапе речь идёт о том, что нам нужны какие-то методы регулирования психики. Ведь одно дело ударить врага в бою, ударить человека ножом в поединке, и совсем другое дело - убить ножом себе подобного, да ещё и вне военной ситуации, в условиях мира. Эти явления и ситуации совершенно разные.

Во-вторых, необходимо уметь убивать ножом, соответственно, для начала нужно поставить навык. Без умения просто взять нож и совершить убийство не получится. Следовательно, навык этот где-то нужно оттачивать, прежде чем идти на убийство, где-то и на чем-то должна производиться определённая техническая подготовка.

Если смотреть на это явление с точки зрения прототипологии, то прототипом убийства ножом является убийство скотины, забой скота при помощи ножа. Например, существует несколько способов убить свинью: либо её зарезать, перерезав глотку; либо заколоть пробивающим ударом швайки (нож) в сердце. Но такая модель тренировки скорее характерна для Украины и других стран СНГ, где имеется сельское хозяйство. Но такое маловероятно на юге Италии и уж тем более в южные Африки. Насколько мне известно, такой живности как поросята, коровы и другой домашний скот, не так уж и много в этом регионе (в любом случае, эти породы были привезены в Африку). Если они и имеют место там быть, то попали они туда уже в периоды колонизации. В там и своих животных хватает, таких как: львы, леопарды, крокодилы, змеи и т.д. И как вы понимаете схватка с домашним животным и с диким животным – это уже совершенно разные вещи. Схватка с такими дикими животными – это всегда поединок. И если домашняя скотина пасётся у дома на лужайке, то дикого зверя надо изловить, а это уже охота. Соответственно, мы видим, колоссальное различие в способах убийства. По сути своей, на юге Африки навык работы ножом связан с добыванием себе дичи, с поединком с диким зверем. И у них для этого созданы все условия, существует отдельная родная среда – саванна, населенная дикими животными. Итак, мы могли бы сделать первое заключение: чтобы одному человеку убить другого человека, он должен посчитать своего противника зверем, а, следовательно, и все удары, нанесённые ножом, будут точно такие же, как при убийстве зверя.

 

ЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И УДАРЫ НОЖОМ

 

Теперь я бы хотел сослаться на одну из написанных ранее книг о южноафриканской криминальной традиции – мою книгу «Черная смерть», и продемонстрировать на её базе, пояснив несколько рисунков, каким же образом эти криминальные парни совершают убийство ножом человека.

Предположим, вам необходимо убить ножом змею. Что для это нужно сделать? Для начала змею нужно изловить, схватить её, и только уже после этого перерезать ей голову. Если вы обратите внимание на рисунок 2, то увидите выставленную вперёд руку, как будто он что-то ловит. В южноафриканской криминальной традиции рука всегда выставлена вперед, а нож всегда располагается в задней руке, не в передней. Передняя рука предназначена для того, чтобы жертву либо ловить, либо «подтаскивать» ближе, либо блокировать, а задняя рука – всегда рука бьющая. Таким же образом ловят и убиваю змею.

Рис. 2. Выставлена вперед рука.

Допустим, вам необходимо убить леопарда. Как это сделать? Для начала потребуется убрать лапы леопарда в сторону, «развернуть» их таким образом, чтобы он не мог поранить вас своими когтями или клыками. Для этого мы совершаем маятниковые движения телом (рис. 3), что позволяет нам уворачиваться, и при этом одновременно держать леопарда в поле своего внимания. Если вы будите постоянно находиться в движении, леопарду будет сложно вас поймать. Далее совершаем удар ножом. Удар может быть нанесен либо снизу-вверх в горло (рис. 3); либо в область грудной клетки, в рёбра (рис.4).

Рис 3. Раздвигание лап леопарда, маятниковые движения телом и удар снизу-вверх в горло.

 Рис 4. Удары ножом в область ребер леопарда.

 

Теперь предлагаю обратить внимание на то, каким же образом убивается крокодил. Как известно, чтобы попасть в слепую зону для крокодила, надобно подойти к нему со стороны хвоста, ведь крокодил передвигается только вперёд, он не умеет пятиться назад, даже его лапы для этого не предназначены. Таким образом, становится понятно, что крокодила возможно убить ножом, произведя удар  «в загривок», то есть нанести этот удар сверху-вниз. (рис 5.) По такому же принципу можно ударить человека костяшками руки или молотом, при этом предварительно придерживая человека второй рукой или сдерживая его руку.

Рис 5. Удар ножом сверху-вниз.

Предположим, вам нужно убить льва. Как тактически убивать льва? Лев – это крупное животное, которые стремительно прыгает на противника, и лев своим весом может вас попросту придавать. Следовательно, убийство должно происходить с дистанции, удары - наноситься с углов. Для начала нам потребуется остановить льва и убрать его морду (рис. 6), и только потом произвести удар да такой, чтобы он его не видел. Как раз на рисунке №6 этот технический элемент очень чётко продемонстрирован: вы делаете вид, будто бы собираетесь атаковывать снизу сбоку, а после - атакуете в верхний уровень человеческой (животной) конструкции. Это некое коварное действие: таким образом вы обманываете противника.

Рис 6. Обманный маневр

Другой пример: ударами локтя можно сбить зверя в сторону. Как это будет выглядеть? Представим, как зверь прыгает на нас: итак, вы выставляете локоть в сторону, как это продемонстрировано на рисунке №7, при этом нож у вас уже находится в другой руке, выставлен наготове; как только зверь падает вниз, вы наносите ему удар сверху.

При помощи вставления локтя вы можете даже сбивать встречную атаку. Например, противник идёт на вас и пытается ударить в лицо: вы уклоняетесь, защищая себя, подняв локоть верх.

Рис 7. Выставление локтя в качестве защиты

Есть еще удары, производимые головой (рис 8) и ногами (рис 9), которые также позволяют остановить зверя. Удары головой – это удар, пришедший в европейскую культуру с востока.  Как это работает? Представьте себе, что где-то рядом с вашим ухом располагается голова вашего противника; вы можете произвести круговое движение головой и нанести ему удар. Принцип нанесения удара ногой заключается в следующем: в движении стопа ноги может не сколько ударить, а попросту «проехаться» по поверхности ноги противника. Конечно, времена меняются, и есть нововведения в этих ударах, но изначально эти удары выглядели таким образом, как продемонстрировано на рисунках 8 и 9.

Рис.8. Удары головой по кругу за счет вращения корпуса.  

Рис.9. Удары ногами перед собой

Уход от зверя, а именно бегство, тоже происходит очень интересным образом. На рисунке 10 вы можете видеть, что при побеге человек перемещается зигзагообразным образом, при этом он именно прыгает из одной точки в другую. Отсюда в южноафриканской криминальной традиции присутствует и такая техника работы ножом.

 

Рис 10. Уход от противника / зверя

Таким образом я вывел составляющие ударов южноафриканской криминальной традиции:

1. Все удары бьются в определенные жизненно важные точки (органы) или кости, что позволяет управлять фатальностью. Если удар приходится в кость, то мгновенная боль противнику гарантирована, если же ударить в жизненно важные органы, то это приведёт к мгновенной смерти. Именно так реализуется управляемая фатальность.

2. Все удары наносятся неожиданно. Криминальные парни юга Африки всегда будут вас обманывать.

3. Все удары наносятся на очень большой скорости (со скоростью движения иглы швейной машинки).

4. Все удары наносятся с огромной силой, потому рука «привязана» к конструкции тела и вся масса тела влетает в этот нож.

5. Все удары наносятся с абсолютно неуязвимого положения для противника, то есть противник ударить в ответ не может.

6. Все удары наносятся с обоих рук, причём вы даже не понимаете, как нож из одной руки попадает в другу, это даже незаметно вашему глазу. Потому что в этот момент вы заняты собственно обороной.

7. Ваша мишень постоянно качается и постоянно исчезает из поля зрения. Вы постоянно теряете противника из виду.

 И напоследок важно ещё раз подчеркнуть, что в руках у преступника может оказаться совершенно любое оружие, вплоть до шариковой ручки. Теперь представьте себе систему с такими могучими характеристиками, которая была создана «примитивными аборигенами», этими дикими народами Африки. А они ли создатели?

  

РЕЙД В ИСТОРИЮ ИЛИ КОМУ ПРИНАДЛЕЖАТ ЭТИ НАВЫКИ?

 

Итак, что мы с вами выяснили? При таком разборе элементов и логики их использования становится достаточно чётко и понятно: все эти навыки, которые были прекрасно переложены на способы убийства человек ножом, произошли от встречи с диким животным.  Теперь возникает вопрос: а действительно ли эти навыки принадлежат коренным жителям Африки? Я думаю, что нет: навыки эти несвойственны коренному населению «чёрного континента», чему есть вполне резонное объяснение. Чтобы приобрести такие навыки, неплохо было бы уже уметь работать ножом. Но «родное» оружие Африки – это палка, а не нож. Напрашивается вывод: эта система и методика в южную Африку были принесены.

Согласно историческим данным, первыми, кто покорил дикие земли юга Африки были португальцы. К тому времени португальцы уже мастерски владели ножом, и, конечно же, встретившись с дикими животными, которые на них нападали, пускали в ход все свои навыки работы ножом. Таким образом техника работы ножом португальцев ретрансформировалась в технику борьбы с животными. С местным народом им бороться не нужно было, так как в то время отдельные «правители» Африки (короли племен, их главные вожди и пр.) вовсю продавали в рабство своих же соотечественников. И, к слову, никто никого не колонизировал в том виде, в котором сегодня многие себе представляют. Представим это так: дали пару ящиков золотых монет, купили сотню рабов. Рабы – а ранее люди, привыкшие к работе, - бунтовать не будут, в отличие от завоёванных людей, тех, кого взяли в плен. Поэтому вопросом рабства занимались не белые колонизаторы, а их чернокожие руководители.

От португальцев умение убивать животных ножом передалось и местному населению, а именно рабам. Но чтобы появилась такая необходимость, чтобы колонизаторы решили передать навыки владения холодным оружием аборигенам, должно было что-то произойти. И вот в этом-то загадка! Ведь владение клинком - это привилегия дворян, и аборигенам сие несвойственно. Об этом, в частности, говорил мистер Ллойд, что у африканцев оружием всегда была палка и ничего более, никаких клинков или любого другого металлического оружия.  А тут «вдруг», откуда ни возьмись, «вырастает» целая система, переданная определённым способом.

 По сути своей, когда пришли англичане, которые ненавистно относились и к испанцам, и к португальцам, они вытеснили с территории юга Африки всех португальцев. И те люди, которые там всё же остались, превратились в оппозицию, а именно, в криминальную традицию. А вы же прекрасно понимаете, что все эти люди были очень хорошо подготовлены, и они стали контрвластью в этом регионе. Они начали заниматься грабежами и разбоями, и нещадно убивать британцев. Что, кстати говоря, продолжается и по сей день. Вся эта подготовленная группа людей в последствие превратилась в банды, которые в дальнейшем и разделились на 3 направления: 26-е, 27-е и 28-е. Уже спустя какое-то время была придумана легенда о том, каким образом появились эти банды и почему они именно такие. Легенда эта была придумана исключительно для людей, находящихся вовне, не принадлежащих к цифровым бандам. Речь идет про легенду о Нонголозе. Кстати, как написано в полицейских протоколах, которые были подняты мной и моими коллегами в ходе исследования, известна личность и история того, кто придумал всю эту легенду. Есть даже целая книга, написанная профессором Оксфордского университета Джонни Стайнбергом, которая называется «Дети Нонголоза». В этой книге рассказывается, что  некий парень, полумиф, получеловек по имени Нонголоза якобы создал из преступников цифровые банды, которые стали называться 26-е, 27-е и 28-е. По сути своей, он  принёс им религию, которая непохожа ни на одну другую религию в мире. Также он принес в каждую из банд военную структуру. Поговаривают, что у каждой из банд есть, якобы, своя отдельная «книга», которая не существует в письменном виде, и она передаётся только по памяти среди своих и только в тюрьме. Как вы думаете такая легенда, она способна удержать вместе целую банду? Я думаю, что нет, потому что в этой легенде ничего существенного не содержится.

 Для сравнения: когда мы говорим о таких организациях как Ндрангета, каморра и мафия, мы видим из исторических источников, что они относятся к благородному сословию, что это справедливые люди, люди Чести. Так вот у цифровых банд таковых категорий нет. Исходя из их легенды, это вообще, вроде как, новый вид народа, называемый «невенитяне» (выходцы из Ниневии).

 Если мы даже рассмотрим с точки зрения науки о памяти амальгаму юга Италии и амальгаму юга Африки, то заключим мгновенно: эти две амальгамы совершенно не сопоставимы. Амальгама юга Италии раскрывает нам двухтомную философию острова Фавиньяна, начинающуюся с того, что вход в общество Чести, подобное дивному саду, находится на этом острове. Выхода из сада нет… а те, кто в мыслях своих намеревался хоть раз покинуть это общество, подобно листве, уже гниёт у подножия древа Познания.

 В трудах, которые дошли до наших дней, философия трёх криминальных южноитальянских организаций описана подробнейшим способом. В легенде о детях Нонголоза ничего этого нет, не присутствует никакой философии. А ведь именно философия – начало движения, старт любой деятельности любого человека. (Нет философии – человек и делать ничего не станет)  А это уже даёт нам понять: амальгама про детей Нонголоза неспособна была бы удержать все банду вместе, организовать и сплотить людей во имя каких-то интересов. Следовательно, существует какая-то другая амальгама про эти цифровые банды, которую никто не знает, и это и есть тайна цифры! То, что и держит их вместе, то, что объясняет, почему эти банды до сих пор функционируют и держатся прежних порядков и уклада, причём без существенных изменений. И всё, что нам предоставляется сегодня в СМИ - всего лишь фантом, легенда для того чтобы «веселить» СМИ и всех остальных.

 Сама же тайна Цифры заключается в другом: эти банды вечные, и они никогда не распадутся, они всегда будут принимать новых членов, они всегда будут существовать. И в этом нет ничего удивительного, ведь те, кто их создал, были умнейшими людьми и представителями самой богатой структуры. При всем этом, эта структура совершенно некриминальная по природе происхождения, но именно она является основой цифровых банд. И никто бы никогда не догадался что все обстоит именно так, если бы не философия средних веков. Но об этом я уже расскажу в главах книги «55».

  

ПРОФЕССИЯ УБИЙСТВО НОЖОМ НА ПРОЕКТИВНОМ ТЕСТЕ

 

Что еще нам нужно знать, чтобы сформировалось понимание, почему человек выбрал профессию «Убийцы ножом»? В данном ключе вопрос касается непосредственно предрасположенности человека к совершению такого рода преступлений и становлению его на путь преступника. Для проведения такого анализа мной был использован ряд проективных тестов, таких как «Тест Сонди» и тест профессионального ориентирования Мартина Ахтниха.

 Согласно проективному тесту Сонди, у человека, отдающего предпочтение убийствам ножом, превалируют такие факторы как h и s (садизм и мазохизм). Для этих людей нож является религией. Для тех же, у кого ведущие факторы любые другие, для них маловероятен исход в том, что нож станет религией (такие люди пекутся в своей жизни несколько о другом). Мало того, у людей с ведущими факторами h и s очень интересные характерные особенности.

Во-первых, это книжники, то есть люди, которые весьма жадно относятся к знаниям, познанию и т.д. Это люди, титанически работающие над собой. Согласно счётно-решающей машине Сонди h и s – это субстанция, и эти два фактора напрямую связаны с двумя другими – с факторами k и p – менеджментом.  Так вот, из людей, у которых ведущие h и s по природе, в дальнейшем получаются герои: такие люди становятся величайшими руководителями, бесспорными авторитетами. И это то, о чём говорил предок моего учителя Бруно Джоварзи (линия Антонио Маттея, Неаполитанский стиль испанского фехтования), что «…самое важное, могу я тебя убить ножом или нет. Потому что если я могу тебя убить, то ты всю жизнь будешь мне подчиняться. И вот этого, вы, приезжающие сюда люди, понять не можете: здесь несколько другая философия».

 Например, моим дорогим одесситам такую философию крайне сложно будет понять. Дело в том, что одесситы по природе своей очень любят поговорить, договориться, где-то решить вопрос деньгами и тому подобное. Но на юге Италии, даже если ты будешь готов отдать все свои деньги, только чтобы разрешить конфликт, это не поможет, денег никто у тебя не возьмет. Там живут люди несколько другого уровня чувства собственного достоинства. Как говорил профессор Антонио Никасо, во время одной из бесед о криминальной традиции юга Италии, «…людей купить нельзя. Можно купить Applе, можно купить камеры, но не людей.» И это говорит южноитальянец, что ещё  раз нам даёт подтверждение: на юге Италии царит и правит совершенно другая философия. А те, кто берут там взятки и пытаются «порешать все деньгами», -  это люди падшие, без чувства собственного достоинства, лишённые соответственно какого-либо уважения, а значит, такие люди – совершенно ненадежны. 

 Таким образом, опираясь на проективный тест Сонди, мы приходим к следующему понимаю: чтобы стать убийцей ножом, нужно:

  1. Обладать особым психо-физическим состоянием;
  2. Уметь убивать ножом;
  3. Должна присутствовать предрасположенность к этому, то есть, ведущими должны быть факторы h и s.

 Теперь предлагаю посмотрим на эту же позицию с точки зрения проективного теста профессионального ориентирования Мартина Ахтниха. Как бы выглядела бы профессия убивать по Ахтниху?

 K – это ведущий фактор, в поле деятельности которого и двигательный «убивать»;

m,o – это вторичные факторы, причина убийств.

 Km/o – в данном случаем мы по формуле получаем охотника, который добывает себе пропитание. Они убивают, чтобы у них была еда. И это один из вариантов профессии убийцы. В цифровых бандах – это 26-е.

 Kv – та формульно языком Ахтниха описываются те, кто убивает, чтобы ограбить, завладеть имуществом. Таковому варианту соответствует профессия убийцы – это 28-е в цифровых бандах.

 Kg – это сакральный фактор, это убийство, как принесение в жертву – так и возникают те самые 27-е, профессионалы-убийцы ножом.

С точки зрения проективного теста Ахтниха мы имеем три вида банд, а это нам же даёт и открытие, что всего существует 3 вида преступлений.

 Теперь мы выяснили, что профессия убивать может быть только у Kg - убийство без повода, то есть потребности в убийстве нет, они просто убивают и все. Помните, как говорил Портос в «Трех мушкетерах»: «Я дерусь, потому что я дерусь». Так и здесь: 27-е просто убивают – совершают «духовное убийство», что означает не просто убийство, но принесение в жертву этого лица чему-то. Приведём простой пример образца 21 века: когда убивают конкурента, его приносят в жертву собственным интересам, а это уже религиозное убийство; причём неважно, какая религия за этим стоит или какая субкультура кроется, важно, что это религиозное убийство.

Религиозное убийство

Kg - РЕЛИГИОЗНОЕ УБИЙСТВО – 27-е       

На юге Африки преобладают две религии: вуду и христианство. Религия вуду – это как раз анимизм, покровительство духов, связь с духами, жертвоподношения, «кровавые» пляски и т.д. А вот христианство никаких кровных жертв не предполагает. Тогда возникает вопрос: на каком основании убивали Беати Паули, ведь они же христиане, францисканские монахи? Обратите внимание, что христиане не протестуют против казни, если человек - маньяк, убийца; так, если его осудили за злодеяния, такового «сына человеческого» можно казнить даже на электрическом стуле, как это до сих пор делают в некоторых штатах США, и в этом совершенно нет никаких странностей и тем более проблем. Однако, местные аборигены, поклоняющиеся Вуду, привыкли своих врагов приносить в жертву богам и делать это своими руками. Но если соединить две религии в одну, вуду и христианство, получится идея, которая позволяет врагов приносить в жертву по приговору суда.

 В то время, когда я проводил научное исследования психологии палачей, удалось выделить два типа палачей: одни говорили, что они палачами стали, для того чтобы жертвы не мучились, то есть они освобождали их своими действиями от мучений; вторые были садистами, которые применяли силу, пытали, истязали и т.д. своих жертв. И это два разных типа психологии.  «Мучить, пытать» – это двигательные превосходства, то есть демонстрация своей власти над другим человеком. А казнить так, чтобы человек не мучился, профессионально – это благо великое. Любой человек перед казнью желает, чтобы он умер быстро и даже ничего не почувствовал, и такой палач являлся своего рода избавителем приговорённого человека от мучений.

 А что же делать с садистами? Садисты – это больные люди, которые сами-то и не могут объяснить, почему они садисты. В тесте Сонди, есть фактор S, который нам и говорить о том, что существует некий садо-мазохистический круг, - к слову, это и есть природа заболевания человека садизмом. Как это происходит на самом деле, почему человек становится садистом, нам с одной стороны было важно рассмотреть, а с другой стороны – нет.  Наши 27-е бандиты на являются садистами, они как раз-таки действуют по приговору суда, и они виртуозы, мастера, они в своём роде избавляют жертву от мучений, чтобы в дальнейшем с ней ничего плохого не случилось. 27-е действуют исключительно по приговору Цифрового суда, без приговора они не убивают. То есть, для того чтобы совершить убийство сначала нужно чтобы был вынесен приговор, и только потом, кто-то из членов банды 27-х приводит приговор в исполнение.

 Когда кто-то убивает охранника в тюрьме, чтобы стать членом 27-х, в данном ключе надо понимать, что любой человек сидящий в тюрьме Полсмур, в любое время убил бы охранник с большим удовольствием. И связано это с тем, что они постоянно подвергаются мучениям, издевательствам со стороны пенитенциарной службы, и эта ненависть к «служителям закона» копилась достаточно длительный промежуток времени. Чтобы высвободиться от ненависти, достаточно всего лишь убить охранника тюрьмы, а, следовательно, нужно уметь убивать ножом. Для них, это что-то вроде психотерапии: всё равно сидеть в тюрьме бесконечно долго, поэтому разницы нет никакой. Никто не остановился, даже когда была введена смертная казнь. В тюрьме Полсмур, соответственно, два типа заключенных: люди, которым попросту некуда идти, им в тюрьме лучше, чем на воле; и люди, которые попали в безвыходное положение, выбрали собственную жизнь взамен на жизнь охранника.

По этой причине долгие годы пенитенциарная служба Полсмура страдала от 27-х, и в конце концов был достигнут некий паритет – одни не мучают других, другие, в свою очередь не трогают цифровые банды. И по нынешний день это положение находится в равновесии.

 При этом, обратите внимание на очень важный момент: чтобы появился такой человек, должно что-то в его жизни произойти. По сути совей, киллер - это билет в один конец,  назад возврата нет, то есть престать быть киллером уже нельзя.

ЧЛЕН БАНДЫ 27-Х. ФОТО ИЗ АРХИВА ПОЛИЦЕЙСКОГО УЧАСТКА В КЕЙП-ТАУНЕ

Были люди, которые убийцами - 27-ми становились на воле, не в тюрьме. Они попадали в банду 27-х на воле, но это происходило так же, через кровь, только через убийство. На воле совершить убийство намного проще, чем в тюрьме, по причине того, что на воле у человека может сложиться такая ситуация, например: убьют твоего друга и это сподвигнет отомстить. Помните, я ранее писал про «искру»: чтобы она возникала, необходимо каким-то образом спровоцировать вспышку, вот убийство друга хороший - провоцирующий элемент для «искры», за котором потом последует «вспышка» и убийство ножом. Вот пошел, отомстил и стал 27-м.  Всегда находится причина, но одного убийства недостаточно, чтобы стать 27-м, нужна религия для того, чтобы находящиеся в этой банде стали религиозными фанатиками, и тогда они уже могут убивать как угодно и сколько угодно. Из этого мы видим, что человеку определенно нужна религия, когда в его жизни происходит утрата. Погиб его друг, ему плохо, и в этот момент появляется «добрый» человек и говорит: «…твоего друга забрал Господь, но тем самым дал тебе право навести порядок, восстановить здесь справедливость. Ты можешь взять нож и пойти убить любого из тех, кто убил твоего друга. Найди тех, кто убил твоего друга и убей их». А следующих нужно убивать только потому что, чтобы они не пришли и не убили других твоих друзей. Или ты убьешь их или они придут и убьют твоего друга. Это война, и это видимая война.

 Исходя из мировой практики психологии и психиатрии, в большинстве своём расстройство психики происходит на религиозной почве: так, на 2/3 из всех известных случаев помешательства причинами приходятся это секс и религия, то есть треть людей, помешанных на религии – это садисты и мазохисты. Люди, психически помешанные на религии, начинают отождествлять себя с ангелами, архангелами, свершителями, посланниками господа и т.д.

Религия и религиозная почва – вот среда, в которой произрастает семя бандита, превращающееся в дерево, что плодоносит такими феноменами как 27-е: профессиональные убийцы ножом.

 Между южноитальянским прототипом «Беати Паули» и южноафриканской бандой 27-х мы видим одну единую линию – это религиозный фанатизм. Это не просто преступники, больные люди или вынужденные добывать ножом пропитание, нет. Они так не думают и убивают по другой причине: дабы восстановить божественную справедливость, словно рука Бога на Земле. Такие люди не испытывают никаких угрызения совестью, они верны своей религии и знают, что их действия правильны.