Синдром «Юриев Савченко» как градусник уровня правового государства в Украине. Интервью с Анной Боряк – главой Комитета защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности НААУ

Авг 03 2019 / Автор  / Опубликовано в Мнение экспертов

За 28 лет независимости Украина видела множества нарушений установленных законом гарантий адвокатской деятельности и прав адвокатов: убийства адвокатов, причинение им телесных повреждений, недопуски адвокатов на обыски, сутки без сна при избрании мер пресечения, адвокатов обливали грязью в сети Интернет и СМИ, возбуждали в отношении них незаконные уголовные дела только за то, что адвокаты не желали идти на поводу у правоохранительных органов и нарушать интересы своих клиентов. Все это уже принято называть в нашем государстве словом «беспредел».

У любого явления в этом мире всегда существует физическое проявление, некое его обобщающее олицетворение. Например, олицетворением революции 1917 года был Ленин, «перестройки» – Горбачев. Я как адвокат долго искала олицетворение «беспредела» в отношении адвокатов и лично для себя его нашла.

В 2018 году я стала невольным очевидцем нападения заместителя директора КУ «Муниципальная варта» Одесского городского совета Юрия Савченко на адвоката Евгению Тарасенко при предоставлении ей правовой помощи журналисту Газеты «Общественный прибой» Мирославу Бекчиву.

И дело даже не в том, что около 40 сотрудников КУ «Муниципальная варта» Одесского городского совета под видом «демонтажа» 4 антипарковочных столбиков приехали «объяснять политику партии» адвокатской компании в Одессе, которую те, по их мнению, не понимали.

Теперь они «объясняют политику партии» уже судьям в уголовном суде по 7 обвинительным актам. С «пехотой» КУ «Муниципальная варта» рассталась относительно безболезненно, а вот когда вопрос коснулся руководства, а именно Юрия Савченко, который препятствовал адвокатской деятельности адвоката Евгении Тарасенко и со словами «пошла отсюда» оттолкнул ее силой, хватал за руки,  ставил подножки, то как-то резко наши правоохранительные органы «не стали видеть состава преступления».

Поэтому лично для меня олицетворением всего творящегося «беспредела» в отношении адвокатов в Украине стал именно Юрий Савченко. Он некий собирательный образ того, с чем адвокаты, к сожалению, сталкиваются каждый день: неприкрытое хамство, рукоприкладство, поведение полной безнаказанности и вседозволенности, и, безусловно, очень лояльное отношение со стороны правоохранительных органов, которые «не видят состава преступления» и нарушения прав адвоката.

Много ли таких «Савченко» в Украине? Какова статистика нарушений прав адвокатов и возможно ли изменить эту ситуацию? Что делать с такими «Савченко»? Каков же этот градусник уровня правового государства в Украине?

С такими вопросами реакция нашей Газеты обратилась к руководителю Комитета защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности Национальной ассоциации адвокатов Украины (НААУ) Анне Леонидовне Боряк. Что мы узнали, читайте ниже. 

            - Анна Леонидовна, добрый день. В НААУ есть целый комитет защиты прав адвокатов. Исходя из этого возникает логичный вопрос – то есть проблема с нарушением прав адвокатов стоит остро?

            - Она стоит крайне остро, поскольку функции принуждения взяло на себя не государство, а частные лица и частные организации, поэтому, когда такие функции государство передает без всякого контроля, то и получается, что эти функции используется и в отношении лиц, которые стоят на страже защиты прав человека - адвокатов. Поэтому очень часто, так как наше правосудие в большинстве случаев использует не силу права, а право силы, то и взаимоотношения между адвокатом и структурами, которые противодействуют адвокату, применяются уличным порядком – как на улице. К большому сожалению цивилизованность нас оставляет.

            - Анна Леонидовна, как вы считаете, мы ведь все юристы: адвокаты судьи, прокуроры, следователи. Тогда почему между нами возникает некая конфронтация?

            - Все зависит от того, чему служит юрист. Адвокат служит правам человека и его поле деятельности — это закон. Прокурор служит своему руководству, но следует при этом участь, что органы прокуратуры утратили функцию защиты закона, а также законных прав и интересов, — это больше менеджеры.

            По большому счету прокуратура ведет в государстве не правовую деятельность, а борьбу за власть. И поэтому прокуроры вынуждены «отдавая под козырек» служить этим незаконным интересам органов прокуратуры. Тоже самое и с полицией. В судах несколько иначе, я знаю много судей, у которых есть совесть. А если у человека отсутствует совесть, как, например, у меня есть дело в Суворовском г. Одесса (дело в отношении адвоката Чибирдина), то и появляется это самое противодействие - противодействие между судьей и адвокатом, и часто это противостояние переходит на улицу - самыми настоящими бандитскими способами.

            - И до 2014 года, и особенно после 2014 года, в том числе, в связи с реформами многие госслужащие стали обращаться к адвокатам за помощью - начиная от судей, заканчивая прокурорами и следователями. Так зачем «плевать в колодец, из которого еще придётся воды напиться»?

            - Не каждый человек может думать на шаг вперед. Есть некая категория людей и, к сожалению, их много, которые мыслят в пределах своего, простите, «корыта». И дальше никто не собирается заглядывать. Людям кажется, что если сегодня и сейчас они творят беспредел, то это будет вечно и жить они будут вечно. Поэтому очень жаль, что такая категория людей добирается до власти или до силы власти. Вот мы и имеем нарушение прав адвокатов сегодня, что абсолютно непонятно нашим европейским партнерам. Например, адвокаты Великобритании не понимают, как могут нарушать права адвокатов, если адвокат сам стоит на защите прав! Это просто не укладывается у них в голове!

            - Скажите есть ли какая-то статистика нарушения прав адвокатов, например, в месяц, в год?

            - Зачем в месяц, давайте в день! 1-2 обращений (прим. в Комитет НААУ) в день о нарушении прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности. 1 обращение в неделю по нанесению физических повреждений адвокату - и это исключительно в связи с его правовой позицией!

            - Как Вы считаете, чего не хватает, чтобы изменить эту ситуацию?

            - Не хватает государства, наличия самого государства! Потому что закон изменить можно, но нельзя изменить психологию человека, который его не исполняет. То есть у нас не проблема в законах, а проблема в отсутствии тех, кто их исполняет. Нет воли политической у власти создать основы правового государства и поддержать защиту прав человека. Идет исключительная борьба за власть, за материальные средства, народ сам по себе, а власть сама по себе. Поэтому единственное, что мы можем сделать — это защитить сами себя.

             Сейчас НААУ создает некие команды, то есть если адвоката привлекают незаконно к уголовной ответственности, то эта команда идет его защищать, предоставляя правовую помощь. Мы создали вокруг себя лучших специалистов в Украине в области привлечения к уголовной ответственности спецсубъекта. Вторая команда – т.н. силовой сектор Комитета – в случае необходимости организует физическую защиту адвоката. Также есть возможность обратиться в международные правозащитные организации. Например, скоро будет очередная встреча в Берлине, где адвокаты разных государств (бывшего СССР) будут вырабатывать систему защиты, поэтому для того, чтобы иметь возможность быть услышанным, мы приедем и тоже будет отстаивать свою позицию.

            - То есть на настоящий момент времени защита прав адвокатов предоставлена самим адвокатам и государственные структуры - полиция, прокуратура не желают принимать в этом участие?

            — Это просто не работает. У нас наши властные структуры не работают методами, определёнными законом, за исключением случаев, когда у людей просто совесть есть.

            - Перед интервью я просмотрела Единый государственный реестр судебных решений по статьям 397 (прим. «вмешательство в деятельность защитника и представителя лица») и 398 (прим. «угроза или насилие в отношении защитника или представителя лица») и как-то все очень скудно в части приговоров. Что Вы думаете по этому поводу?

            - Статистика количества обращений и количества привлечений (прим. к уголовной ответственности) следящая: 2017 год – около 790 обращений в Генеральную прокуратуру, в итоге - 2 обвинительных акта в суде.  В 2018 году – около 1000 обращений в Генеральную прокуратуру – 1 обвинительный акт в суде. И я пока не слышала ни об одном приговоре. Считаю, что это борьба за власть, то есть пытаются подавить всяческим образом структуру, которая «путается под ногами», как это считает власть. Закрыть рот адвокату - это «самое святое». Поэтому, когда физически закрывают рот адвокатам, то это всячески поощряется путём нерасследований, невнесения данных ЕРДР, не привлечения к уголовной ответственности. Это называется - система устрашения.

            - В чем сложность этих взаимоотношений, то есть мы по разные стороны баррикад?

            - Баррикада – это попытка защитить неправомерно проведённое досудебное расследование. Например, сейчас одесский адвокат Александр Чибирдин, который отождествлен со своими клиентами, находится под стражей уже более чем 2,5 года только потому, что он не признает вину, а доказательств его вины нет, более того есть решение суда где установлен факт его ненадлежащего уведомления о подозрени,  и коллегия судей Суворовского суда г. Одесса нарушила все что только можно и я об этом им открыто говорю «вы или взяли неправомерную выгоду или на вас осуществляется давление со стороны прокуратуры». Поэтому – заявите самоотвод и не позорьте юстицию. Прокуратура отстаивает свое право на беспредел. То есть им дали указание, они «под козырек» отдали, - если это считать баррикадой, то я и не против.

А если по закону, то не может быть баррикады, поскольку в цивилизованном обществе адвокат и прокурор сдают одни и те же экзамены, находятся в одной и той же коллегии, так как это люди, которые защищают каждый свою позицию. А у нас у некоторых прокуроров разве позиция? - поза.

            - Недавно я как адвокат обращалась в Комитет защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности НААУ по поводу нарушения профессиональных прав нашей коллеги адвоката Евгении Тарасенко, которую в грубой форме толкал заместитель директора ДМБ Одесского городского совета Юрий Савченко. Это все было записано на видео.  Что вы можете сказать по поводу увиденного на записи?

            - Эти люди, которые протягивали руки к адвокату, особенно тот мужчина (прим.  Юрий Савченко) - он должен сидеть. Он в любом государстве, которое хотя бы намекает на то, что оно правовое, должен сидеть под стражей. Более того, поскольку это общественно опасное лицо неизвестно что у него в голове, здоров он или нет, и по всей видимости он не здоров, поскольку нападать на адвоката может только безумец или уголовник, хотя уголовник нет – он знает, что завтра обращаться адвокату.

А это (прим. Юрий Савченко) совершенный безумец, определённо он должен быть под стражей. Это первое.

Второе – это я так понимаю «Муниципальная варта»? А где у нее в полномочиях есть право применить к кому-либо силу, запихнуть кого-либо в машину? Это вообще структура органа местного самоуправления. А не много ли она себе позволяет? Возможно, пришло время привести в чувства и поставить на место людей, которые перешли грани не просто здраво смысла, а и закона и здравого смысла.

Поэтому я считаю, что здесь пора применять все возможные методы для того, чтобы это безобразие прекратить. То есть там на видео люди, которые затаскивали в машину этого журналиста, почему они вообще к кому-то руки протягивают? Их надо всех собрать и посадить «в одно место», обезопасив от нормальных людей, если люди не понимают по-другому.

            - Уже год прошел с момента события, а подозрения Юрию Савченко до сих пор нет, хотя на видео, по-моему, все более чем очевидно. Как Вы считаете, это связано с тем, что Савченко – чиновник органа местного самоуправления, или это просто категорическое нежелание прокуратуры защищать права адвокатов?

            - Я думаю, что одного нежелания здесь мало. Просто прокуратура «в доле». Второй вопрос, что очень хорошо «отрезвляет» в таких случаях – это иск на несколько миллионов и арест имуществ. Я применяю такие методы, если ничего не расследуется. Тем более там (прим. на видео) очевидно, что был нанесен репутационный ущерб адвокату и соответчиком необходимо ставить орган, который не проводит расследование. Если орган досудебного расследования по закону действовать не желает, то пусть все это компенсирует деньгами иначе ничему они не научатся.