Материалы отфильтрованы по дате: Пятница, 10 Май 2019

По обе стороны баррикад?

Май 10 2019 / Опубликовано в Аналитические материалы

В 2014 году в США вышел фильм «Судья», который посмотрели миллионы зрителей. Многие воспринимают его как фильм о психологии родственных отношениях отца (судьи) и сына (адвоката). Давайте посмотрим на этот фильм с несколько иной точки зрения.

Итак, судья обвиняется в убийстве. Его судит его же коллега, которого он прекрасно знает. Защитник (адвокат) – сын судьи, обвиненного в убийстве. Фильм достаточно красочно описывает, что чувствует человек, который 42 года своей жизни судил других людей, и которого теперь судят самого. Фильм ярко показывает, как судья оказывается по «другую сторону баррикад» и смотрит на судебный процесс уже с точки зрения стороны защиты.

В повседневной юридической жизни адвокаты часто делятся впечатлениями относительно тех или иных судей, а судьи – относительно работы адвокатов. И, хотя, и судей и адвокатов объединяет одна профессия – юрист, многих не покидает ощущение, что между ними существует некая «баррикада».
Так ли это на самом деле наш журналист решила выяснить у юриста, которая работала судьей, после чего уволилась и теперь занимается адвокатской практикой.


Мы взяли интервью у Супрун Галины Борисовны, бывшей судьи Подольского районного суда г. Киева, а в настоящее время – адвоката. Итак, есть ли «баррикада»?

- Галина Борисовна, сколько лет Вы работали судьей и сколько Вы занимаетесь адвокатской практикой?
- Судьей я проработала 13 лет, адвокатской практикой занимаюсь уже 2 месяца.

- Не могу не спросить. В прошлом году в сети Интернет была опубликована информация о том, что Вас «задержали за коррупционное преступление в Подольском районном суде г. Киева». Это соответствует действительности?
- Нет, эта информация ложная. Обыск у меня в кабинете в Подольском суде действительно был. Но никаких подозрений, обвинений мне никто не предъявлял. В деле я являюсь свидетелем, следствие по делу окончено. В момент обыска и громких заявлений в СМИ о якобы моем «разоблачении в Подольском суде» меня вообще в Украине не было. Безусловно, у меня были адвокаты, которые оказывали мне правовую помощь в этом процессе, теперь мы уже коллеги.

- Через несколько месяцев после указанных событий в Подольском суде Вы уволились и стали заниматься адвокатской практикой. Это решение как-то связано в указанными событиями?
- Нет, никак не связано. Зачем мне увольняться с должности судьи, если никаких обвинений и подозрений в мой адрес нет и не было? Решение заняться адвокатской практикой не было для меня спонтанным, и с указанными событиями никак не связано.

- Теперь, когда Вы занимаетесь адвокатской практикой, на судей жалуетесь или из солидарности с бывшими коллегами принципиально этого не делаете? Желание написать жалобу на судью еще не возникало?
- Я не сторонник жалоб, не была им, когда работала судьей, не являюсь им и сейчас. А вот желание написать жалобу на судью уже было, отрицать не стану. Грубого нарушения не было, поэтому жалобу я не писала, но если таковые будут, то думаю, что напишу. Я ведь могу предположить, почему тот или иной судья отказывает, например, в принятии иска к производству, здесь вариантов не много: либо не желает рассматривать резонансное дело, либо не желает еще одно дело в свое производство. Меня как адвоката попирание нормами процесса, безусловно, возмущает, это факт.

- С Вашей точки зрения в чем основное психологическое отличие в работе судьи и адвоката?
- Свобода выбора. Я объясню.

Во-первых, адвокат (если не учитывать тех коллег, которые работают в Бесплатной правовой помощи и являются адвокатами по назначению) свободен в выборе дела, которым он будет заниматься. То есть я могу сама решать интересно мне дело или нет, желаю я им заниматься или нет. У судьи такого выбора нет. Если дело на тебя распределено, то ты будешь его рассматривать. Есть дела, скажем так, стандартные, например, взыскание долга по расписке. А есть дела нестандартные и с точки зрения доказывания, и с точки зрения, например, противоречивости норм закона. Безусловно, рассматривать такие дела мне как судье, как юристу было интересней.

Во-вторых, адвокат может выбирать клиента, то есть решать с кем ему работать, а с кем нет. У судей никаких клиентов нет, но в любом случае люди, которые приходят в процесс разные, и психологически это тоже необходимо учитывать. В моей судейской практике бывали случаи, когда и человека жаль, что он в таких обстоятельствах оказался, но закон не на его стороне и ничем этому человеку не помочь – закон есть закон.

В-третьих, психологический аспект со стороны общества. У нас в обществе бытует мнение, что адвокаты «хорошие», так они защитники прав и интересов конкретного лица, а судьи якобы «плохие».

- Так кем легче работать: адвокатом или судьей?
- Я не думаю, что так можно было бы поставить вопрос. Везде есть свои особенности и везде своя ответственность. Но лично мое мнение, что степень свободы выбора, возможность распоряжаться своим временем у адвоката больше.

- А почему такое общественное мнение существует, что судьи «плохие»? Как вы считаете, и кто в этом виноват?
- Здесь несколько факторов с моей точки зрения, ведь такое мнение формировалось не за один год и доля вины самих судей, безусловно в этом тоже есть.
Во-первых, по поведению отдельных судей делают выводы относительно всей судебной системы. Срабатывает так называемый человеческий фактор, например, когда судья, выпивший за рулем, пытается с помощью своего статуса избежать ответственности. Вместо того, чтобы извиниться за свое неправомерное поведение, судья начинает использовать свой статус в ситуации, где он явно не прав, и своим поведением порочит общепринятое представление о судье. Такие ситуации быстро попадают в СМИ, потому что они вопиющие, люди на это смотрят и думают, что все судьи такие.

Я знаю множество судей, которые являются прекрасными специалистами, они всю жизнь были преданны своей работе, они были фанатами своего дела. И им тяжело стало в определённый момент времени это негативное общественное мнение относительно судебной системы, так как по поступкам отдельных судей сложилось мнение о всей системе в целом.

Во-вторых, в Украине не всегда ведь были школы судей. Был период, когда был большой недобор судей, не было школы судей, а судей не хватало. Например, из адвокатов шли в апелляционный суд сразу работать. Сейчас такого нет, уже есть школы, есть подготовка. Но в тот период, когда юрист становился судьей и не проходил специальную подготовку, в том числе и психологическую, когда он попадал в стрессовую ситуацию, его поведение было, мягко говоря, не достойным.

В-третьих, Вы же понимаете, что в любом процессе какое-бы решение суд не принял, всегда одна из сторон будет этим решением недовольна, так как сторон всегда две.

Поэтому я считаю, что виноваты и сами судьи, однако по поступкам отдельных судей нельзя делать вывод относительно всей судебной системы в целом, необходимо отличать поступки и поведение одного судьи, от другого. То есть все должны быть индивидуально.

- А как же судебная реформа?
- Если брать последние изменения с конца 2017 года, то процесс стал более усовершенствованный и ближе к европейской модели. Появилось, например, письменное производство в гражданском процессе, это значительно упрощает процесс и время рассмотрения дела, заявитель может быстро получить результат. То есть законодатель пытается упростить процесс, но на практике этого с моей точки зрения пока не произошло, так как вследствие реформы многие судьи были уволены, отстранены либо сами ушли в отставку. Количество судей уменьшилось, а дел на каждого судью соответственно увеличилось. Из-за этой нагрузки результата реформ и не видно. Например, если раньше у одного судьи было по 5-6 дел в день, то в 2018 году по 18 -20, я даже знаю судей, у которых было по 30 дел в день. Соответственно это влияет на качество и на результаты, которых люди ожидают, когда идут в суд за защитой своих прав. Поэтому, с одной стороны, процесс стал проще, но нагрузка на судей увеличилась, поэтому качество работы судебной системы в лучшую сторону не изменилось.

- Некоторые люди считают, что от адвоката в процессе ничего не зависит, что он просто статист. Это так?
- Нет, конечно, это не так. Я думаю, что люди, придерживающиеся такого мнения, что адвокат — это просто статист, еще живут в СССР, это там в большинстве случаев адвокат был статистом и от него ничего не зависело, советская система была обвинительная, если прокурор сказал, что человек виновен, то значит виновен. С независимостью Украины эта ситуация изменилась. Я думаю, что с каждым годом у адвокатов появляется больше прав, больше возможностей. Я так считаю сейчас, и такого же мнения придерживалась, когда работала судьей. От адвоката в процессе, особенно уголовном, очень многое зависит – как он знает дело, какие доводы приводит. Адвокат может в корне изменить исход дела. Мастерство адвоката всегда вызывает уважение, у судей в том числе.

- У нас тема интервью «по обе стороны баррикад». Скажите честно, так баррикада все-такие существуют или ее нет?
- И да и нет. С одной стороны, ее нет, так как у нас состязательность сторон, а не сторон по делу и судьи в процессе, и все это прекрасно понимают. С другой стороны, я вспоминаю один случай, который я наблюдала во время прохождения стажировки перед получением адвокатского свидетельства. Вместе с руководителем моей практики мы были в одном районном суде г. Одесса, где рассматривалось дело о покушении на убийство. Это был первый раз, когда я сидела в зале в качестве слушателя, а не председательствовала по делу. Дело слушала так называемая «тройка судей». Во время исследования вещественных доказательств стороны обвинения один из судей даже не смотрел и не слушал, что происходит, я видела, что он отписывал почту. То есть ему было неважно, что происходит в зале, он своими делами был занят. Мне даже как просто слушателю было неприятно на это смотреть, думаю, что у защитника были похожие эмоции. И вот я думаю, что именно в такие моменты и возникает эта «баррикада», о которой Вы спрашиваете. Поэтому если баррикада и есть, то убрать ее можно только одним способом – уважением друг к другу как юрист к юристу.