Судебное дело Свидетелей Иеговы в России и создание «Академии православного политика». Эксклюзивное интервью с профессором Массимо Интровинье

Май 10 2017 / Опубликовано в Аналитические материалы

 

Профессор Массимо Интровинье - всемирно известный итальянский социолог и директор CESNUR, был инициатором нескольких международных инициатив, протестуя против «ликвидации» Свидетелей Иеговых в России. На международных конференциях в Италии, Израиле и США он назвал это «одним из самых серьезных посягательств на религиозную свободу в последнее время». Он любезно дал эксклюзивное интервью газете «Нераскрытые преступления».

Сегодня, 9 мая 2017 года, мы имели честь поговорить с профессором Массимо Интровинье о недавнем резонансном судебном деле Свидетелей Иеговых в России, религиозном экстремизме и недавно созданной «Академией православного политика» в России, а также о дальнейшем влиянии на свободу религии и верований в этой стране.

 

Нераскрытые преступления: каковы предпосылки российского решения относительно Свидетелей Иеговых?

Профессор Интровинье: Я считаю, что это решение не было бы не понятным без десятилетий работы в России так называемого антикультового движения, возглавляемого такими фигурами, как Александр Дворкин и Александр Невеев. Отчасти это российское отделение международного экстремистского движения, которое опирается на такие дискредитированные понятия как «промывание мозгов» и «контроль сознания». Но, с другой точки зрения, это своеобразный российский феномен. В других странах ведущими представителями антикультовых движений являются светские гуманисты и атеисты. В России ведущие антикультисты являются православными и имеют прямые связи с определенным окружением Московского Патриархата Русской Православной Церкви.

 

Нераскрытые преступления: Какие обвинения выдвигали против Свидетелей Иеговы анти-культовое движение, Православная Церковь и российские суды?

Профессор Интровинье: Это дело сложное, но также и очень простое. В России есть законы против «экстремизма». Эти законы понятны, поскольку Россия, как и многие другие страны, действительно сталкивается с проблемой исламского экстремизма и терроризма. Однако, такие персонажи, как Дворкин и Невеев, как правило, дают очень широкое определение «экстремизма». В деле  Свидетелей Иеговых, суд признал, что они демонстрируют две особенности, определяющие их как «экстремистов». Во-первых, их литература провозглашает, что путь Свидетелей Иеговы - единственный способ спасения, а все остальные религии и философии ложны. Во-вторых, Свидетели Иеговы разбивают семьи, потому что, если один из супругов в браке становится Свидетелем, а другой - нет, то развод очень распространен, что является обычным явлением, если один из супругов покидает Свидетелей, а другой остается в этой религии. Ни я, ни какой-либо другой авторитетный эксперт Свидетелей Иеговы - я написал стандартное учебное пособие о Свидетелях на итальянском языке, которое, кстати, не опубликовано самими Свидетелями, а опубликовано авторитетной академической прессой, Кантагалли, которая имеет титул "Папская пресса", то есть официальный поставщик Ватикана, отрицает, что это так. Только это происходит со всеми религиями. Статистика показывает, что, когда в браке один из супругов меняет свою религию, а другой - нет, часто происходит развод - не только среди Свидетелей Иеговы, но и  повсюду. И я могу процитировать десятки цитат из Корана, Библии и публикаций Римско-католической и Православной церквей, которые подразумевают, что существует только один способ спасения, что  только одна религия истинна, а другие ложны. Таким образом, по тем же стандартам, по которым Свидетели Иеговы заклеймены как экстремисты и ликвидированы, большинство религий может ожидать та же участь. На самом деле, секретарь Русской конференции католических епископов заявил, что католики категорически не согласны с теологией Свидетелей Иеговы, но очень обеспокоены решением, потому что, применяя те же нормы, даже католическая церковь в России может подвергаться дискриминации и преследованию.

 

Нераскрытые преступления: каковы могут быть последствия решения?

Профессор Интровинье: Помимо драматических последствий для самих Свидетелей Иеговы, что было осуждено Организацией Объединенных Наций, ОБСЕ, Европейским Союзом, Государственным департаментом США и Премьер-министром Германии Ангелой Меркель, а также многими другими, я вижу два четких последствия. Во-первых, эта тенденция сохранится не только в России, но и распространится на соседние страны. Уже в Казахстане Свидетель Иегов, который к тому же страдает от рака, был приговорен к пяти годам заключения в исправительном учреждении на основании обвинений в экстремизме, очень похожих на те, которые были выдвинуты в России. Во-вторых, эти удобные обвинения в «экстремизме» будут быстро распространены на другие группы. Некоторые баптистские протестанты уже жалуются на то, что в России их атакуют как «экстремистов», и то же самое касается и  Харе Кришна (ИСККОН) и других общин. Но, как я уже сказал, с таким определением «экстремизма» никто не может быть в безопасности.

 

Нераскрытые  преступления: Какова роль Русской Православной Церкви во всем этом?

Профессор Интровинье: Позвольте мне вначале сказать, к чему я пришел, в особенности когда в 2011 году  был Представителем по борьбе с расизмом, ксенофобией и нетерпимостью в отношении христиан и представителей других религий в ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), имея при этом хорошие отношения с Московским Патриархатом, неоднократно встречаясь и Патриархом, и с де-факто вторым лицом  в команде Митрополитом Илларионом. Очевидно, что Московский Патриархат является хранителем важной литургической и духовной традиции. Он также заслуживает похвалы за свою позицию в пользу христиан, преследуемых по всему миру. Однако, когда дело доходит до внутренних вопросов в России, у меня складывается впечатление, что Патриархат не разработал четкую доктрину религиозной свободы. Складывается впечатление, что временами свобода вероисповедания рассматривается только как свобода богослужения, в то время как в Европейской конвенции о защите прав человека (ЕКЗПЧ), которую подписала Россия, она явно включает свободу прозелитизма. Позвольте мне сказать это в более точном выражении: религиозная свобода должна включать свободу, чтобы попытаться обратить членов Православной Церкви в другую религию в России - и наоборот, конечно, - в противном случае это не религиозная свобода в смысле ЕКЗПЧ. Митрополит Илларион восхвалял ликвидацию Свидетелей Иеговы, хотя, позднее он отрицал, что Патриархия спровоцировала его. Существует резкий контраст между этой позицией и позицией, принятой на международном уровне католической церковью и основными протестантскими церквями, которые единодушно осудили ликвидацию как угрозу религиозной свободе.

 

Нераскрытые преступления: Думаете ли Вы, что вмешательство Православной Церкви в политику России возрастает?

Профессор Интровинье: Это сложный вопрос, поскольку нет монолитной, единой православной церкви. Ясно, что религиозные экстремисты, такие как Дворкин и Невеев, поддерживаются высокопоставленными фигурами в православной иерархии, но не все православные интеллектуалы, и на самом деле не все епископы согласны с их экстремизмом. Однако я с интересом заметил, что в России основана «Академия православного политика»,  и что с ней связан Невеев. В видео Невеев утверждает, что «Я занимаюсь культами, я активно борюсь с ними, и я замечаю, что зачастую очень сложно найти поддержку, адекватную поддержку в государственных органах. Поэтому, конечно, для меня, я бы очень хотел иметь ряд православных людей, которые занимают определенные политические позиции, как на муниципальном, так и на региональном уровнях, чтобы число таких людей возрастало. Со своей стороны, я готов внести свой вклад в подготовку этих людей». Это, очевидно, вызывает серьезную озабоченность.

 

Нераскрытые преступления: Какую роль могла бы сыграть «Академия православного политика» в российской политике и репрессии так называемых сект?

Профессор Интровинье: Если я не ошибаюсь, российский закон по-прежнему запрещает создавать политические партии на основе религии. Но это не запрещает политикам принадлежать к таким «академиям», где кто-то вроде Невеева «внесет свой вклад в их подготовку» и научит их, как убеждать законодательные органы и суды «ликвидировать» религии и другие группы, которые он считает «экстремистскими». В конце концов, мы становимся свидетелями еще более опасной картины. Невеев и, я боюсь, такие институты, как Академия, являются частью идеологии, видящей в Москве новый мистический Рим и пытающийся установить в России режим, который рассматривал бы западную демократию как упадок и силу, враждебную христианству. Это был бы режим, в котором только Православная Церковь обладала бы полными правами, с некоторой терпимостью к мусульманам, евреям и католикам, - в последующем, ​​пока они не вовлечены прозелитизм, то, что они обычно не делают, и серьезный риск «ликвидации» для всех остальных. Я говорю об этом в будущем, но мне кажется, что решение по Свидетелям Иеговым показывает, что эта тысячелетняя и тоталитарная мечта уже слишком работает в российском обществе. И она активно разглашается за рубежом: российские агентства активно распространяют фальшивые новости о Свидетелях Иеговы и о «сектах» в целом, а также пытаются установить связи с религиозными экстремистами, архоконсервативными христианами (в том числе в католической церкви, которые критикуют политическую Открытости диалога Папы Франциска) и антикультистов в нескольких странах.

 

Нераскрытые преступления: можем ли мы утверждать, что в результате деятельности "Академии православного политика" в России будет принят антикультовый закон, и этот закон запретит любые новые религиозные движения, а также узаконит политику религиозной нетерпимости?

Профессор Интровинье: Фактически, антикультисты уже доказали, что они могут использовать законы Яровой и другие законы против «экстремизма» для нападения на религиозные меньшинства. Но, возможно, Академия постарается сделать еще один шаг вперед и предложить новый закон, основанный на дискредитированном понятии «промывание мозгов». Поскольку и американскими, и итальянскими судами давно было определено, что «промывания мозгов» не существуют, а также ввиду того, что к такому же консенсусу пришли ученые, никто может быть обвинен в этом мнимом преступлении.

 

Нераскрытые преступления: Уважаемый профессор Интровинье, спасибо за Ваше время и за компетентные ответы. Мы будем продолжать следить за ситуацией, связанной с нарушением права на свободу религии и верований, а также мы очень надеемся снова взять у вас интервью.

Профессор Интровинье: Всегда пожалуйста.

 

Интервьюировала Ольга Панченко, редактор Константин Слободянюк, фото "Нераскрытые преступления"