glavred

glavred

Пятница, 10 Май 2019 08:58

По обе стороны баррикад?

В 2014 году в США вышел фильм «Судья», который посмотрели миллионы зрителей. Многие воспринимают его как фильм о психологии родственных отношениях отца (судьи) и сына (адвоката). Давайте посмотрим на этот фильм с несколько иной точки зрения.

Итак, судья обвиняется в убийстве. Его судит его же коллега, которого он прекрасно знает. Защитник (адвокат) – сын судьи, обвиненного в убийстве. Фильм достаточно красочно описывает, что чувствует человек, который 42 года своей жизни судил других людей, и которого теперь судят самого. Фильм ярко показывает, как судья оказывается по «другую сторону баррикад» и смотрит на судебный процесс уже с точки зрения стороны защиты.

В повседневной юридической жизни адвокаты часто делятся впечатлениями относительно тех или иных судей, а судьи – относительно работы адвокатов. И, хотя, и судей и адвокатов объединяет одна профессия – юрист, многих не покидает ощущение, что между ними существует некая «баррикада».
Так ли это на самом деле наш журналист решила выяснить у юриста, которая работала судьей, после чего уволилась и теперь занимается адвокатской практикой.


Мы взяли интервью у Супрун Галины Борисовны, бывшей судьи Подольского районного суда г. Киева, а в настоящее время – адвоката. Итак, есть ли «баррикада»?

- Галина Борисовна, сколько лет Вы работали судьей и сколько Вы занимаетесь адвокатской практикой?
- Судьей я проработала 13 лет, адвокатской практикой занимаюсь уже 2 месяца.

- Не могу не спросить. В прошлом году в сети Интернет была опубликована информация о том, что Вас «задержали за коррупционное преступление в Подольском районном суде г. Киева». Это соответствует действительности?
- Нет, эта информация ложная. Обыск у меня в кабинете в Подольском суде действительно был. Но никаких подозрений, обвинений мне никто не предъявлял. В деле я являюсь свидетелем, следствие по делу окончено. В момент обыска и громких заявлений в СМИ о якобы моем «разоблачении в Подольском суде» меня вообще в Украине не было. Безусловно, у меня были адвокаты, которые оказывали мне правовую помощь в этом процессе, теперь мы уже коллеги.

- Через несколько месяцев после указанных событий в Подольском суде Вы уволились и стали заниматься адвокатской практикой. Это решение как-то связано в указанными событиями?
- Нет, никак не связано. Зачем мне увольняться с должности судьи, если никаких обвинений и подозрений в мой адрес нет и не было? Решение заняться адвокатской практикой не было для меня спонтанным, и с указанными событиями никак не связано.

- Теперь, когда Вы занимаетесь адвокатской практикой, на судей жалуетесь или из солидарности с бывшими коллегами принципиально этого не делаете? Желание написать жалобу на судью еще не возникало?
- Я не сторонник жалоб, не была им, когда работала судьей, не являюсь им и сейчас. А вот желание написать жалобу на судью уже было, отрицать не стану. Грубого нарушения не было, поэтому жалобу я не писала, но если таковые будут, то думаю, что напишу. Я ведь могу предположить, почему тот или иной судья отказывает, например, в принятии иска к производству, здесь вариантов не много: либо не желает рассматривать резонансное дело, либо не желает еще одно дело в свое производство. Меня как адвоката попирание нормами процесса, безусловно, возмущает, это факт.

- С Вашей точки зрения в чем основное психологическое отличие в работе судьи и адвоката?
- Свобода выбора. Я объясню.

Во-первых, адвокат (если не учитывать тех коллег, которые работают в Бесплатной правовой помощи и являются адвокатами по назначению) свободен в выборе дела, которым он будет заниматься. То есть я могу сама решать интересно мне дело или нет, желаю я им заниматься или нет. У судьи такого выбора нет. Если дело на тебя распределено, то ты будешь его рассматривать. Есть дела, скажем так, стандартные, например, взыскание долга по расписке. А есть дела нестандартные и с точки зрения доказывания, и с точки зрения, например, противоречивости норм закона. Безусловно, рассматривать такие дела мне как судье, как юристу было интересней.

Во-вторых, адвокат может выбирать клиента, то есть решать с кем ему работать, а с кем нет. У судей никаких клиентов нет, но в любом случае люди, которые приходят в процесс разные, и психологически это тоже необходимо учитывать. В моей судейской практике бывали случаи, когда и человека жаль, что он в таких обстоятельствах оказался, но закон не на его стороне и ничем этому человеку не помочь – закон есть закон.

В-третьих, психологический аспект со стороны общества. У нас в обществе бытует мнение, что адвокаты «хорошие», так они защитники прав и интересов конкретного лица, а судьи якобы «плохие».

- Так кем легче работать: адвокатом или судьей?
- Я не думаю, что так можно было бы поставить вопрос. Везде есть свои особенности и везде своя ответственность. Но лично мое мнение, что степень свободы выбора, возможность распоряжаться своим временем у адвоката больше.

- А почему такое общественное мнение существует, что судьи «плохие»? Как вы считаете, и кто в этом виноват?
- Здесь несколько факторов с моей точки зрения, ведь такое мнение формировалось не за один год и доля вины самих судей, безусловно в этом тоже есть.
Во-первых, по поведению отдельных судей делают выводы относительно всей судебной системы. Срабатывает так называемый человеческий фактор, например, когда судья, выпивший за рулем, пытается с помощью своего статуса избежать ответственности. Вместо того, чтобы извиниться за свое неправомерное поведение, судья начинает использовать свой статус в ситуации, где он явно не прав, и своим поведением порочит общепринятое представление о судье. Такие ситуации быстро попадают в СМИ, потому что они вопиющие, люди на это смотрят и думают, что все судьи такие.

Я знаю множество судей, которые являются прекрасными специалистами, они всю жизнь были преданны своей работе, они были фанатами своего дела. И им тяжело стало в определённый момент времени это негативное общественное мнение относительно судебной системы, так как по поступкам отдельных судей сложилось мнение о всей системе в целом.

Во-вторых, в Украине не всегда ведь были школы судей. Был период, когда был большой недобор судей, не было школы судей, а судей не хватало. Например, из адвокатов шли в апелляционный суд сразу работать. Сейчас такого нет, уже есть школы, есть подготовка. Но в тот период, когда юрист становился судьей и не проходил специальную подготовку, в том числе и психологическую, когда он попадал в стрессовую ситуацию, его поведение было, мягко говоря, не достойным.

В-третьих, Вы же понимаете, что в любом процессе какое-бы решение суд не принял, всегда одна из сторон будет этим решением недовольна, так как сторон всегда две.

Поэтому я считаю, что виноваты и сами судьи, однако по поступкам отдельных судей нельзя делать вывод относительно всей судебной системы в целом, необходимо отличать поступки и поведение одного судьи, от другого. То есть все должны быть индивидуально.

- А как же судебная реформа?
- Если брать последние изменения с конца 2017 года, то процесс стал более усовершенствованный и ближе к европейской модели. Появилось, например, письменное производство в гражданском процессе, это значительно упрощает процесс и время рассмотрения дела, заявитель может быстро получить результат. То есть законодатель пытается упростить процесс, но на практике этого с моей точки зрения пока не произошло, так как вследствие реформы многие судьи были уволены, отстранены либо сами ушли в отставку. Количество судей уменьшилось, а дел на каждого судью соответственно увеличилось. Из-за этой нагрузки результата реформ и не видно. Например, если раньше у одного судьи было по 5-6 дел в день, то в 2018 году по 18 -20, я даже знаю судей, у которых было по 30 дел в день. Соответственно это влияет на качество и на результаты, которых люди ожидают, когда идут в суд за защитой своих прав. Поэтому, с одной стороны, процесс стал проще, но нагрузка на судей увеличилась, поэтому качество работы судебной системы в лучшую сторону не изменилось.

- Некоторые люди считают, что от адвоката в процессе ничего не зависит, что он просто статист. Это так?
- Нет, конечно, это не так. Я думаю, что люди, придерживающиеся такого мнения, что адвокат — это просто статист, еще живут в СССР, это там в большинстве случаев адвокат был статистом и от него ничего не зависело, советская система была обвинительная, если прокурор сказал, что человек виновен, то значит виновен. С независимостью Украины эта ситуация изменилась. Я думаю, что с каждым годом у адвокатов появляется больше прав, больше возможностей. Я так считаю сейчас, и такого же мнения придерживалась, когда работала судьей. От адвоката в процессе, особенно уголовном, очень многое зависит – как он знает дело, какие доводы приводит. Адвокат может в корне изменить исход дела. Мастерство адвоката всегда вызывает уважение, у судей в том числе.

- У нас тема интервью «по обе стороны баррикад». Скажите честно, так баррикада все-такие существуют или ее нет?
- И да и нет. С одной стороны, ее нет, так как у нас состязательность сторон, а не сторон по делу и судьи в процессе, и все это прекрасно понимают. С другой стороны, я вспоминаю один случай, который я наблюдала во время прохождения стажировки перед получением адвокатского свидетельства. Вместе с руководителем моей практики мы были в одном районном суде г. Одесса, где рассматривалось дело о покушении на убийство. Это был первый раз, когда я сидела в зале в качестве слушателя, а не председательствовала по делу. Дело слушала так называемая «тройка судей». Во время исследования вещественных доказательств стороны обвинения один из судей даже не смотрел и не слушал, что происходит, я видела, что он отписывал почту. То есть ему было неважно, что происходит в зале, он своими делами был занят. Мне даже как просто слушателю было неприятно на это смотреть, думаю, что у защитника были похожие эмоции. И вот я думаю, что именно в такие моменты и возникает эта «баррикада», о которой Вы спрашиваете. Поэтому если баррикада и есть, то убрать ее можно только одним способом – уважением друг к другу как юрист к юристу.

Как ни странно, когда политическая ситуация между Украиной и Российской Федерацией носит особенно острый характер, в Одессе определенные люди совершенно открыто создают очаги  кремлевской идеологии,  используя пропаганду российских религиозных экстремистов. Одно дело когда это обычные рядовые пропагандисты, и совсем другое - когда за пропаганду берутся представители так называемых "СМИ".

Недавно состоялся прямой эфир двух правоведов, адвоката Ольги Викторовны Панченко и кандидата юридических наук Юрия Викторовича Абрамова.  Юрист Абрамов раскрыл некоторые подробности того, как религиозные экстремисты втянули его в дискредитирующую кампанию против украинского ученого Олега Викторовича Мальцева, который является подзащитным адвоката Панченко. Немаловажную роль в этом сыграла  бывшая журналистка «7 канала»  Мария Ковалева, которая обращалась к юристу Абрамову за комментарием к своему журналистскому расследованию.  Рассмотрим события поэтапно.

В 2014-2015 годах, Ковалева выпустила серию репортажей, направленных на дискредитацию ученого, а сегодня уже Академика УАН Олега Викторовича Мальцева. В репортаже Ковалева назвала его «сектантом», «создателем тоталитарной секты» и «мошенником», ссылаясь на информацию из источников Московского патриархата. Абрамов понимал что никакого расследования проводится не будет, поскольку до комментария экспертов Ковалева уже сообщила ему что будет позиционировать Олега Викторовича как "сектанта" и "афериста".

Главный редактор газета «Нераскрытые преступления» Константин Слободянюк провел  расследование создания  репортажа Ковалевой и выяснил, что эта персона использовала заведомо ложную информацию. Привлеченные эксперты либо не знали о ком они дают заключение, либо экспертами выступали подставные лица, и даже прихожане православной церкви Московского патриархата, как например Тата Маркова.

Жертвами в  репортажах Ковалевой  оказались правонарушители, такие как Ольга Гутовская, в отношении которой  на тот момент велось уголовное дело и еще фантомные фигуры, которые вообще никак небыли представлены.

В случае Юрия Абрамова, его попросту обманули, и как выражается сам юрист, "использовали как торпеду".  Как отмечает Абрамов, на тот момент он не был знаком с Олегом Мальцевым, и знал о нем только со слов религиозного экстремиста Александра Невеева, активного члена антисектантского движения и пропагандиста кремлевских идей, пособника РПЦ и ФСБ. За пропагандистскую деятельность Невеева внесли в базу сайта "Миротворец".

Знакомство с ним произошла случайно, однако Невеев очень скоро обратился к Абрамову за «юридической помощью». Оказалось, что он призывал Абрамова бороться с «сектантом Мальцевым».  Еще на одной встрече Невеев с женой начали уговаривать Юрия «бороться за правду», что по сути означает «бороться с Мальцевым». Юрий отмечает, что с момента взаимодействия с Невеевым, в его жизни создавался некий ареол преследования. Доходило до того, что звонили даже его жене на работу, запугивая ее.

Когда Юрий Абрамов решил разобраться в том, кто же такой Олег Мальцев, почему его называют «сектантом», «создателем тоталитарной секты», он выяснил, что никакой секты попросту не существует, а вся развернутая  дискредитирующая кампания была деятельностью Российских экстремистов, в частности Александра Невеева и Марии Ковалевой.

«Сегодня я понимаю, что никто кроме Невеева не знал где работает моя жена. Удивительный факт, что стоило от Невеева удалиться и все прекращалось»,- отметил юрист Абрамов.

Неизвестные лица оказывали на Юрия эмоциональное давление и говорили, что это все «происки секты Мальцева». Это стало побуждением к тому, чтобы Юрий Абрамов начал публично выступать против Олега Мальцева, называя его «сектантом».

«Я в этой ситуации оказался человеком, которого втянули в грязную игру, и человеком, который не был вовлечен в какие-то денежные потоки, поэтому я, наверное, единственный из этой истории, кто сейчас действительно объективно посмотрев на ситуацию, и могу заявить, что на момент 2014 года я был не прав. Олег Мальцев не лжеученый. Если что-то не понятно в исследованиях, это не повод называть человека сектантом… я понял, что человек более чем адекватный и никакой сектой там не пахнет», - прокомментировал Юрий Абрамов.

В прямом эфире Ольга Панченко задала вопрос Абрамову: «Есть мнение, что к репортажу Марии Ковалевой имеет отношение Невеев. Вы что-то об этом знаете?»

Юрист подтвердил, что действительно, Невеев говорил про привлечения, СМИ.

 «Однажды Невеев сказал, что они будут привлекать СМИ для того, чтобы бороться с опасной «сектой Мальцева». До этого вся деятельность была связана с блогами, сам Невеев еще не был так известен на телевидении… Каково же было мое удивление, когда вскоре мне написал журналист с одесского телеканала. Она попросила записать видео об Олеге Мальцеве».

С одной стороны Невеев говорит о том, что будет обращаться на телевидение, с другой – через короткий промежуток времени, журналистка из Одессы, пишет юристу в Москве – на тот момент коллеге Невеева, с просьбой записать видео. Возникает риторический вопрос - неужели в Украине не нашлось бы компетентного правоведа, способного дать правовую оценку деятельности человека?

Репортаж «7 канала» преподноситься как некое расследование, однако в переписке уже на момент создания четко видно, что исход этого якобы расследования был предрешен, Мария пишет прямо: «Секта Мальцева…», «аферист»

 

Ольга: Как вы думаете журналист, который проводит журналистское расследование, но при этом он четко пишет, чем это расследование закончится, можно такого журналиста назвать объективным?

Юрий: «Кончено нет… Я бы предъявил иск к Ковалевой за клевету. У нас в России есть такая статья».

Ольга: «К сожалению, в Украинском законодательстве пока такой статьи нет».

Юрий: «Понятно, что говорить об объективности не приходится. Это заранее организованная передача с конечной целью создания ярлыка, что «Мальцев – сектант».

Отдельно стоит отметить тот факт, что Ковалева во время интервью с Олегом Мальцевым ссылается на сайт Иринея Лионского (который является ресурсом РПЦ), называет организацию Мальцева – сектой. Почему Мария Ковалева ссылается на ресурсы религиозного характера, еще и страны агрессора? Пока оставим это без ответа.

В ходе сопоставления фактов, становится очевидно что репортаж Ковалевой изначально являлся бутафорией, сделанной с одной только целью - облить грязью Мальцева, и доказать это не сложно. Настоящее разоблачение деятельности Марии Ковалевой опубликовано на канале «Нераскрытых преступлений», (включая случай провокации, когда, как сообщили очевидцы,  находясь в состоянии алкогольного опьянения, Мария Ковалева залезла на крышу возле адвокатской компании «Редут»). И только после этого Ковалева задумалась о доказательствах! Она обратилась к Юрию: «А есть какие-то документы по Мальцеву?....Сейчас нам для ответа нужно как можно больше документального компромата».  Но документов у Юрия не оказалось, поскольку их нет в принципе.

Как журналист, который ведет расследование, и не позаботился о доказательствах на момент сбора информации? Все просто, никто никакой информации не собирал и расследования проводить не собирался. Цель репортажа была известна заранее – повесить ярлык «Мальцев - сектант».  Зачем это может быть нужно журналисту? Какой прок ему от такого репортажа? Ответ один – деньги.

Ольга: Юрий, какое впечатление сложилось у Вас об одесской журналистике?

Юрий: Мне это напомнило журналистику 90-х. По сути они совершенно открыто показывают «ребята, мы готовы работать на кого угодно и будем выступать против кого угодно! Лукошко открыто, кладите нам деньги и завтра любой одессит, любой человек будет «сектантом», последним подонком, педофилом, и кем угодно!». Впечатление об одесской журналистике, буду придерживаться этики, -  это дама легкого поведения.

Подведем  итоги.

Мария Ковалева готовила заведомо ложный заказной репортаж, при подготовке которого в интервью она ссылается на сайт Иринея Лионского (РПЦ). При подготовке своего "расследования" она подставила ряд экспертов, а так же ввела зрителей в заблуждения, выдавая за экспертов людей не являющихся таковыми. Ее репортаж появлся вслед за публикациями Александра Невеева, который развернул свою деятельность по дискредитации Олега Мальцева, вооружившись поддержкой РПЦ, а следовательно и ФСБ. Таким образом, Мария Ковалева готовила заказной репортаж, сотрудничая с кремлевскими пропагандистами. Но кроме этого, из-за жажды наживы, Ковалева стала служить кремлевской пропагандисткой машине, продвигая ее идеи в период оккупации Россией территории Украины. И судя по ее повторной публикации в Factbook от 21 марта 2019 года, где она называет руководителя Одесского регионального отделения УАН Олега Викторовича Мальцева "сектантом", она продолжает поддержку российской пропаганды.

В феврале 2019 года увидел свет документальный фильм «Лицензия на преступления. История религиозного экстремизма в РФ», где показаны этапы подготовки религиозных экстремистов для борьбы с любыми противниками политики государства Российской Федерации как на ее территории, так и за ее пределами. Если проанализировать деятельность журналистки Марии Ковалевой, то те методы, которые использует Ковалева и ее коллеги, четко соответствуют второму эшелону защиты рынка Российской Федерации, выполняемой антисектанским движением. Эти методы представлены в полной мере в фильме и в «Учебнике патриотов РФ», который был опубликован на сайте ОО «Кавальер». Все указанные материалы находятся в открытом доступе. Каждый человек может посетить данные ресурсы, проанализировать и убедиться в этом самостоятельно.

22 марта 2019 года директор адвокатской компании «Редут» Ольга Викторовна Панченко и кандидат юридических наук из Российской Федерации Юрий Викторович Абрамов провели совместную видео трансляцию. Причиной проведения этого прямого эфира стала новая попытка информационный атаки на подзащитного Ольги Викторовны  -  академика УАН Олега Викторовича Мальцева. Инициаторами дискредитации в этот раз стали представители одесского новостного сайта Думская.net, которые начали обвинять ученого в блокировке публичной страницы их ресурса в Facebook. Аргументировать это они пытались ссылаясь на свои подозрения. Кроме того они начали собирать и объединять группу лиц, которые поддерживают дискредитацию Олега Викторовича. Большинство из этой группы лиц так, или иначе связаны с журналистикой. Поэтому разговор правоведов был посвящен одесской журналистике, и значительная часть разговора была посвящена деятельности лица представляющегося журналистом одесского «7 канала» - Марии Ковалевой.

Именно Ковалева в 2014 году была одной из пропагандисток идей Московского патриархата, которые поддержали дискредитирующую кампанию против украинского ученого Олега Викторовича Мальцева. Цель кампании была заклеймить академика "сектантом".

Юрий Абрамов рассказал, как стал инструментом в руках пропагандистов, и как этому поспособствовала Мария Ковалева. Тогда она обратилась к юристу, под предлогом проведения якобы журналистского расследования, которое, на удивления Абрамова, хотя еще и не началось, но было известно чем закончится. Именно так юрист познакомился с одесской журналистикой и деятельностью российских религиозных экстремистов.

21 марта 2019 года Мария Ковалева снова начала участие в дискредитирующей кампании против Олега Викторовича, объединившись в группу с другими администраторами и разработчиками одесских новостных сайтов.

Юрист Абрамов, у которого было время разобраться в ситуации, решил обратиться к Марии Ковалевой и напомнить про ее журналистские стандарты, и про то как она использовала Юрия Абрамова в заказном репортаже. Юрий Викторович задал несколько вопросов так называемой "журналистке", указывающих на истинные мотивы Ковалевой и ее недобросовестные стандарты.

«Машуль, а что ты не сказала в 2014 году что денег дали за накаты на Мальцева? Я бы может и не согласился участвовать или ты была в курсе, что меня можно за "идею" юзать? И что ты как кичишься своим "телеком"? У нас в России например для скептически здравомыслящих людей позор в "телике" светиться где загоняют про "крымняш" и путину все места по всем каналам облизывают когда людям в стране есть нечего и многие на грани нищеты. В Одессе быть в "телике" на убогом канальчике даже не с цифрой 1, а 7 это мерило успеха?

Тебе 36 лет, а пишешь как босяк) У тебя же ребенок есть! Какой пример ты дочуре своей подаешь? Или в Одессе журналисты с ТВ все жаргонят как шантропа подзаборная? Ваше счастье, что я не гражданин Украины, а то прилетело бы на вас исков и заявлений!...»

Ответного комментария от Ковалевой юрист пока что не получил, и похоже сказать ей нечего.

Стоит отметить, что пропаганда религиозного экстремизма против украинского ученого, а ныне академика и руководителя Одесского регионального отделения УАН, была осуждена на международной конференции в Брюсселе, в ходе доклада известного итальянского ученого, социолога религий Массимо Интровинье. Который в результате тщательного анализа, вывел круг лиц, причастных к религиозному экстремизму. Среди этих лиц была и Мария Ковалева.

На сегодняшний день, Олег Викторович представляет Украину на международной арене, проводя исследования в области истории и психологии в различных уголках мира.  Результаты исследований академик делает доступными для всех желающих. Недавняя система грантов, созданная по инициативе академика, позволит другим ученым проводить свои исследования, при финансировании европейских партнеров Олега Викторовича Мальцева.  А стандарты одесской журналистики никак не эволюционировали за два 4 года, и продолжают удивлять зарубежных граждан своим дурным тоном.

В феврале 2019 свет увидит художественно-документальный фильм «Лицензия на преступления. История религиозного экстремизма в России». Как известно из пресс-релизов, одним из центральных элементов фильма является так называемый «учебник патриотов». По словам главы общественного совета организации «Кавальер» Константина Слободянюка этот документ был передан гражданином России, который покинул Россию в 2017 году по причине отказа от участия в активных действиях по проведению диверсий и физическому уничтожению кинотеатров. Причиной подобных приказов стал выход нашумевшего фильма «Матильда».

Для анализа «Учебника патриота России» был приглашен доктор философии, профессор и декан факультета социологии и управления Запорожского Национального Университета.
В первую очередь Максим Анатольевич отметил, что так называемый учебник выполнен в черно белом оформлении, с стиле комиксов, как самиздат и в нем не исправлены многие орфографические ошибки. «Если бы этот учебник делали политтехнологи, то они бы обязательно отдали на вычитку ошибок», - подчеркнул Максим Лепский.

Учебник начинается с представления логической модели и сравнения патриотов с футбольными фанатами. По мнению профессора, эта модель использована не случайно. Поскольку исследования футбольных фанатов проведенные в разных странах показали, что это достаточно агрессивная среда, представляющая собой некую субкультуру и которая может быть самоорганизованной, либо управляемой собственной иерархией. После инцидента в 2010 году, когда погиб Егор Свиридов, по России прокатились побоища фанатов и пропагандировались некие патриотические понятия. Тогда многие исследовательские центры и университеты начали изучать психологию фанатов. Профессор Лепский рекомендует познакомиться с учебным пособием «Основы психологии футбольных болельщиков» выпущенным Уральским Федеральным Университетом.

Несмотря на то, что эта проблематика исследуется учеными, «Учебник патриота России», по мнению профессора, писал не футбольный фанат, не ученый и не политтехнолог, но человек, который имеет отношение к спецслужбам и спецподготовке.
На страницах учебника присутствуют разные смысловые, текстуальные и контекстуальные смыслы. Есть архаизмы, такие как: госбезопасность, ДСП, идеология государства. Из чего профессор заключает, что, скорее всего, писал человек возрастной, который проходил подготовку в СССР.
Но также присутствует лексика, связанная с более молодой возрастной категорией, например: тролинг, буллинг.
В учебнике четко отображено наличие иерархии. Уже на титульной обложке мы видим шесть ступеней и человека, который подобно кукловоду возвышается над ступенями и манипулирует другими.
Профессор Лепский провел анализ учебника в рамках визуальной социологии и отметил, что есть много образов, которые не описаны в текстовой части.

Идентификационные образы – встречаются 17 раз.
Есть образы игры и закулисья.
Сцены насилия – встречаются 11 раз.
Работа в интернете и СМИ – 11 раз.
Вербовка и представители спецслужб – 9 раз.
Толпа – всего 6 раз.
«Тот, кто иллюстрировал, не просто умеет рисовать. Он зашил в иллюстрации определенные смыслы». Максим Лепский

«Сейчас все чаще говорят о сетецентричной войне. То есть, мобилизация происходит анонимно через интернет, и отследить заказчика/организатора сложно или практически невозможно», - подчеркивает профессор.
При анализе были обнаружены следующие способы мотивации тех, кому этот учебник предназначается: анонимность, безнаказанность, защищенность спецслужбами, движение вверх по иерархии.
По мнению профессора Лепского, целевая функция этого учебника – создать поведенческие стереотипы в работе с другими людьми.
Здесь происходит подмена патриотизма на беспринципность, шантаж, дискредитацию, убийство, моббинг особого контингента и т.п. Мотивируется такое поведение выгодой движения вверх по иерархии.
Учитывая, что создан такой учебник, можно предположить, что планировалась массовая подготовка людей, преимущественно молодого возраста. Но курировал это взрослый человек, прошедший специальную подготовку. Черно белый цвет оформления говорит о том, что рассчитывали на ксерокопирование и черно белую печать. Система управления этим активным, дееспособным и самоорганизованным сообществом производится посредством признания, игры, защиты, коммуникации, особенно на первом месте стоит безнаказанное насилие. Отследить такую группу, получившую указание крайне сложно. Центр управления установить не возможно.
Есть классические виды массовой коммуникации - это радио, газеты, телевидение и интернет. Сегодня к ним добавляют новые виды технологий: комиксы и музыку. Когда человек не очень интеллектуально развит, он не будет читать сложную и объемную литературу, поэтому выбрана форма иллюстраций и комиксов. По «Учебнику патриота» мы видим, что эти технологии пытаются использовать в Российской Федерации.
У профессора Лепского нет сомнений в том, что к этому учебнику имеют отношение спецслужбы, но утверждать однозначно, что это подлинный документ или подделка, не возможно. Он был создан в Российской Федерации, на что указывают многие факторы. Следует отметить, что распространение подобных «учебников» и идей будет иметь плачевные последствия для участников этой игры и общества в целом. Очевидно, что этот «учебник» может тиражироваться не только в Российской Федерации, но выйти за ее пределы и представлять угрозу для других государств.